Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:03 

Корона и меч

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Этот миди писался в ускоренном режиме – когда внезапно выяснилось, что у команды текстов недостает. Я срочно задумался и вытащил из ума идею о том, что кроме королевской пьянки Банкета Королей Сэйбер и Райдер почти и не общались – за пределами боя, само собой.
Так почему бы и не воплотить? Разве не о чем двум королям побеседовать?
Оказалось – есть о чем. И оба подняли те темы, которые я поначалу и не закладывал в замысел.

В последнюю неделю чета Маккензи несколько раз уезжала из Фуюки в пригороды, и Вейвер этому был очень рад. Ему было все более неприятно обманывать стариков… а еще, находясь вдали, они не попали бы под удар, вздумай кто из других Мастеров разыскать и уничтожить Райдера у него дома.
На всякий случай Вейвер установил вокруг дома предупреждающий барьер и прикидывал возможность посадить воробья-фамилиара следить за окрестностями. Война Грааля давала потрясающие возможности для практики заклинаний; мысль о том, что при неудаче можно потерять голову в буквальном смысле, стимулировала просто замечательно.
Райдер, как и ожидалось, засел у телевизора, погрузившись в очередную передачу про современное оружие и иногда бурча «вот залповый огонь – это отлично, мне при осадах так его не хватало…» Отвлекать его в такие моменты было невозможно, да и не нужно – чувствам Слуги Вейвер вполне доверял.
Днем ведь никто не осмелится нападать, верно? Разве что кто-то скрытный… но из всех Слуг этой Войны скрытностью отличался один Ассассин, а его уже можно было смело сбросить со счетов.
Так что Вейвер был уверен, что в течение дня будет отдыхать и готовиться, а вечером они смогут выдвинуться на поиски других Слуг.
Позднее он признал, что думать так – значит дразнить судьбу. А она этого не любит.
– У нас гости, – внезапно сообщил Райдер, не отрываясь от телевизора. – Приближается Слуга.
– Что? – поперхнулся Вейвер; он мигом кинулся к окну, уже возле него запоздало подумал – с чего бы противнику являться прямо к двери?
Но сейчас он оказался прав: у входа в дом затормозил мотоцикл, а парой секунд спустя стройная фигура в черном пересекла барьер.
– Райдер, – сказал Вейвер, изумленно моргнув.
– Чего?
– Ты не поверишь, но это Сэйбер.

За день до этого Эмия Кирицугу оторвался от собираемой винтовки, с изрядным удивлением поглядел на свою Слугу и спросил:
– Ты хочешь сделать что?
– Я собираюсь нанести визит Райдеру и прошу отыскать его жилище доступными способами, – повторила Сэйбер.
– Зачем?
– Причины очевидны.
Кирицугу подумал и честно признался:
– Совершенно не очевидны.
– Он уже нанес визит нам, – с легким раздражением пояснила Сэйбер, – и с моей стороны было бы невежливо не поступить так же. Этого требует честь рыцаря.
– А, – кивнул Кирицугу. – Честь рыцаря. Конечно.
Сэйбер с подозрением поглядела на своего Мастера, но так и не смогла решить – действительно ли он понял, или просто насмехается. Как обычно.
– К Арчеру ты не желаешь заглянуть? – уточнил Кирицугу.
– Никоим образом, – твердо заверила Сэйбер. – Он заносчивый негодяй, не имеющий понятия о рыцарстве.
Смотрела она при этом на Мастера; тот лишь пожал плечами, словно отвечая «я не заносчивый».
– Ты намерена отправиться прямо в штаб противника, на его территорию? – осведомился Кирицугу вслух.
– Райдер же пришел к нам, – возразила Сэйбер.
– У него армия. Безрассудно.
Сэйбер одарила Мастера мрачным взглядом, тот ответил равнодушным пожатием плечами.
– Дорогой, – мягко вмешалась Ирисфиль, подняв глаза от книги и ласково улыбаясь. – Ну что ты, право же. Сэйбер хочет пойти в гости к молодому человеку, зачем ей мешать?
Мастер и Слуга воззрились на Ирисфиль с одинаковым изумлением: такое толкование ситуации не пришло в голову ни Сэйбер, ни Кирицугу.
– Ладно, – через пару секунд согласился Кирицугу. – Тем не менее…
– Я не стану на них нападать, находясь в гостях, – резко ответила Сэйбер.
– Это было бы непрактично, – ответил Кирицугу. – Если они нападут, немедленно уходи и возвращайся в замок. В бой не вступать.
Сэйбер молча кивнула.
– Мы с Майей поищем, – решил Кирицугу, вставая. – Это все равно будет полезно.
Утром следующего дня Сэйбер пришлось с неудовольствием признать, что методы Кирицугу и его помощницы все-таки действенны. Шпионские устройства, фамилиары с камерами, какие-то редкие заклинания из неприятных источников – все это Мастер не стеснялся пускать в ход, причем с удивительно успешным результатом.
Дом они отыскали без каких-то особенных сложностей. Кирицугу сделал пометку на карте Фуюки, указал наиболее удобный маршрут от замка и леса, и молча вышел из комнаты.
– Почему-то я все же думала, что он прикажет явиться туда, выждать удобного момента и атаковать, – глядя ему вслух, заметила Сэйбер.
– О, это неэффективно, – светло улыбнулась Ирисфиль. – Кирицугу так никогда не поступит.
Сэйбер с удивлением поглядела на нее, и Ирисфиль посчитала нужным объяснить:
– Ты ведь не убьешь Райдера с одного удара? Разве что пустишь в ход Фантазм, но он не срабатывает мгновенно. Ты можешь убить его Мастера, это вполне в твоих силах… но видишь ли, тогда Райдеру тут же станет нечего терять. И можно не сомневаться, что он потратит всю оставшуюся энергию и развернет свою армию… с которой ты не обязательно совладаешь. Если ты справишься – то будешь измотана, а на такой всплеск энергии может явиться кто-то еще из Слуг, который легко тебя добьет. Если ты погибнешь, а у Райдера еще останется энергия – то он направится к нам. Так что приказать тебе нападать – это неплохой шанс вывести из игры Райдера, но и очень большой шанс на то, что мы сами проиграем. Так же Кирицугу проведет разведку и будет знать, где живет Мастер Райдера и какие там могут быть защиты – на тот случай, если его все же придется убирать. Но, зная место, можно будет выстроить план – ради этой возможности стоит потратить время на поиски. Правда же?
Сэйбер поморгала, глядя на Ирисфиль. Мягкий нежный голос и прагматичное содержание речи друг с другом совершенно не вязались.
– Что? – удивленно спросила Ирисфиль.
– Я никогда не думала, что услышу такое рассуждение от тебя, – пробормотала Сэйбер.
– Я родом из древней жестокой семьи Магов, и не первый год замужем за профессиональным убийцей, – пожала плечами Ирисфиль. – Ты же знаешь, как говорят – с кем поведешься…
Сэйбер предпочла уехать «в гости», раньше чем последуют новые неожиданные откровения.

Подойдя к двери, Сэйбер нажала на кнопку звонка, и по дому разнеслась мелодия. Вейвер ошарашенно поглядел на Райдера, тот пожал плечами.
– Что ей здесь нужно? – спросил Вейвер.
– Может, пришла нас навестить?
– Но с чего вдруг?
– Женщины, – философски ответил Райдер. – Не спрашивай. Я и македонок-то не понимал, а уж на цариц из других земель и подавно не претендую.
Звон повторился; Мастер и Слуга переглянулись еще раз.
– Впусти, – велел Райдер.
– Э-э… – протянул Вейвер.
– Да не будет она нападать, – махнул рукой Райдер. – Она же в гости пришла, сходу нападать на хозяина, даже без вызова – это поперек всех законов гостеприимства! У вас в двадцатом веке их забыли, но в наше-то время помнили.
– Вообще-то, мы как раз тут гости, – мрачно напомнил Вейвер. – Это Маккензи – хозяева. В этом случае законы что говорят?
– Ну, – подумав, развел руками Райдер, – по крайней мере ты умрешь мгновенно.
Вейвера это нисколько не обрадовало, но он все же двинулся к двери.
– Добрый день, – без особой теплоты поздоровался он с Сэйбер.
– Добрый день, – отозвалась та, поправляя воротник черного костюма. – Позволено ли мне войти?
Вейвер отступил, пропуская гостью внутрь. Райдер поднялся навстречу, сияя широкой улыбкой.
– Уж извини, Сэйбер, не могу принять тебя как следует – тут не замок, – он раскинул руки, едва не задев стену – Вейвер вздрогнул, представив как та мигом проламывается. – Но добро пожаловать к скромному очагу, и да пребудет с тобой благословение Гестии!
– Я бы предпочла благословение креста, спасибо, – учтиво-нейтральным тоном отозвалась Сэйбер, опускаясь в ближайшее кресло.
Райдер кивнул и, наклонившись к Вейверу, шепнул:
– Чаю, может? Хозяин должен о гостях позаботиться.
– Ты тут такой же «хозяин», как и я! – так же тихо возмутился Вейвер.
– Ты хотя бы человек, одного века и крови с Маккензи, – уточнил Райдер. – А я древний македонец, так что ты к хозяевам ближе.
Вейвер не нашел в логике Слуги изъянов и мрачно отправился на кухню.
– Значит, решила прийти с ответным царственным визитом? – осведомился Райдер с улыбкой, опускаясь на диван; тот скрипнул под весом Слуги. – А у меня вино, увы, кончилось.
– Я не собиралась пить, – холодно заметила Сэйбер.
– Жаль. И, как понимаю, не с союзом пришла? А то знаешь ли, мое предложение тебе и Лансеру в силе.
Сэйбер на мгновение прикрыла глаза, вспоминая первую встречу: Райдер обрушил колесницу между сражающимися Слугами, назвал истинное имя и предложил обоим противникам встать под его знамена.
– Кстати, я тогда и потом так и не спросила – почему ты пригласил именно нас.
– Да вы первыми попались, – усмехнулся Райдер.
Сэйбер выразительно изогнула светлую бровь.
– Нет, правда. Это тоже сыграло свою роль. Хотя, если рассуждать… – Райдер поскреб бороду. – С Берсеркером говорить бесполезно, Ассассин… ну, убийцы королям нужны, но я считал, что он сгинул – теперь-то так и есть. С Арчером мы бы не ужились, и у меня есть армия – на кой мне чары Кастера? Вот и остались вы с Лансером.
– Не очень приятно быть просто теми, «кто остался», – заметила Сэйбер.
– Что поделать, – развел руками Райдер, – плохо я врать умею. Вернее, мне это просто и не нужно было. Владыкам незачем лгать – разве что на поле битвы.
Сэйбер чуть дернула бровью. Потом огляделась по сторонам.
Дом дышал уютом. Замок Айнцбернов был обставлен во много раз роскошнее, но богатое убранство сердце Сэйбер никогда не трогало: она привыкла к более аскетичной жизни, и ценила в доме прежде всего… да, именно что дом. Место, где живут – или хотя бы отдыхают от битвы.
Здесь такое место было. Переводя взгляд с мебели на стены, со старых фотографий на окно, Сэйбер даже не могла поверить, что в небольшой гостиной сидят два участника волшебной Войны. И что именно здесь один из них планирует боевые действия против других Слуг и Мастеров; в Камелоте для этого был отдельный зал, величественный и холодный.
Но здесь все было иначе. И говорить о Войне в этих стенах казалось… неправильным. Так же, как и войти с обнаженным мечом в церковь.
Она сделала глубокий вдох.
– Приятное место. Здесь легко отдыхать.
– О да, и люди тут живут хорошие, – кивнул Райдер. – Мастеру только своему про них не говори, а?
– Он, скорее всего, уже знает. Но не думаю, что Кирицугу станет втягивать хозяев в Войну.
Последнее она произнесла с толикой неуверенности. Кирицугу уже привел в Войну помощницу, вообще не способную к магии – пожелает ли он взять заложников, дабы повлиять на Райдера и его Мастера?
Про себя Сэйбер решила, что не допустит этого.
– Я вижу, – негромко произнес Райдер, – тебе тут все же не очень уютно?
– Сидеть – да, – возразила Сэйбер, – говорить… иное дело.
Райдер хмыкнул, а затем поднялся, и Сэйбер чуть не взялась за невидимый меч: нависая над ней, Король Завоевателей выглядел совершенно устрашающе. Но рука ее все-таки даже и не дернулась: владеть собой она обучилась очень давно.
– Давай пройдемся, – предложил Райдер. – Тут есть интересное местечко, и вот как раз там можно поговорить.
– Хорошо, – отозвалась Сэйбер, поднимаясь.
Они шагнули к выходу, Райдер даже пропустил спутницу вперед, с интересом оглядев затянутую в черный костюм фигуру. Хлопнула дверь, и выглянувший из кухни Вейвер поперхнулся:
– Эй! А чай я на кой черт варил?
Ответа не последовало; впрочем, Вейвер подозревал, что если бы Слуга услышал и отозвался, то слова понравились бы ему еще больше.
– Ну и ладно, – заключил Вейвер, возвращаясь к чайнику. – Сам выпью. Англичанин я, в конце концов, или нет?

В выходной день ранним утром мост через реку был совершенно пуст; тишину нарушал только плеск воды далеко внизу, изредка – рев мотора автомобиля.
И голоса двоих людей, остановившихся у перил.
– Занятное место, – сказал Райдер, глядя вниз, на воду. – Чуть ли не в центре города – но уединенное. И не подслушаешь тут, и не спрячешься – разве что за многие сотни шагов от нас.
– В моем замке была такая же башня, – невольно вспомнила Сэйбер. – Туда я с близкими рыцарями поднималась, когда надо было что-то тайное обсудить.
– У всех королей такое наверняка было, – хохотнул Райдер. Сэйбер чуть заметно вздрогнула.
– Возможно.
– Итак… – медленно произнес Райдер. – Может, давай начистоту, Сэйбер?
– То есть? – нахмурилась та.
– Зачем ты здесь? – пояснил Райдер. – Уж извини, твоего прежнего объяснения не хватает.
– Вежливость…
– Вежливость вежливостью, – перебил Райдер, – но война-то войной. Ты оставила своего Мастера, ты пришла ко мне… и вообще, если бы ты хотела просто соблюсти правила приличия, ты бы зашла, поздоровалась, выпила чаю и немедля ушла. А вместо того – уже сколько времени со мной беседуешь. Да и вдобавок – согласилась на прогулку, хотя в замке Айнцбернов мы просто пили. И обмолвилась интересно – что мол сидеть тебе в доме хорошо, но как раз сидеть не хотела.
Райдер покачал головой.
– Говори что хочешь, но ты не из-за этикета пришла, или не только из-за него. А вот почему?
Сэйбер сделала глубокий вдох и призналась:
– Потому что мне хотелось поговорить.
– Со мной? – изумился Райдер.
Губы Сэйбер тронула легкая усмешка.
– Повторяя твои рассуждения, Король Завоевателей… С Берсеркером говорить не о чем, Ассассин погиб, Арчер мне отвратителен, Кастер – не из тех, с кем у меня есть что-то общее. Вот и остался ты.
– А Лансер? – осведомился Райдер.
– А у Лансера есть Мастер, который с радостью прикажет ему на меня напасть, не думая о последствиях, – вздохнула Сэйбер. – Да и к тому же… Лансер – блистательный рыцарь и великий воин. Но он не король. Никогда им не был и не будет.
– В отличие от меня, – понимающе и серьезно кивнул Райдер. – А с Мастером и его женой ты не пообщалась по той же причине?
– С Кирицугу у нас ничего общего, – кивнула Сэйбер. – У него есть меч, но королю не о чем говорить с мечом. Ирисфиль… с ней я могу говорить долго, но о другом. Ну а с тобой… Когда мы недавно пили – втроем – я чувствовала, что у нас троих все-таки куда больше общего друг с другом, чем с наблюдавшими со стороны Мастерами. И дело даже не в том, что ритуал призыва может свести вместе совсем разных людей. И не в том, что мы – Слуги, существа совсем иной природы, нежели наши Мастера.
Она снова вздохнула.
– Иногда мне кажется, что наше главное отличие от нынешних людей – не Фантазмы, не быстрое заживление, огромные сила или скорость… Главное – то, что мы принадлежим другой эпохе и мыслим совсем иначе. Я старалась править просвещенно, но в этом веке меня бы назвали тираном. Я привыкла считать сражение подвигом, а битву на мечах – почетом, а сейчас достойным считают убивать, находясь за тысячи миль от противника. Я не нахожу ничего удивительного в том, что слава человека измеряется в сраженных им врагах или завоеванных землях – а сейчас чествуют тех, кого бы в мое время сочли шутами. Ты не чувствуешь этого, Райдер?
Сэйбер повернулась к собеседнику, глядя ему в глаза.
– Ты не чувствуешь стены между собой и миром?
– Это совсем иная стена, – грустно усмехнулся Райдер. – Скажи, где ты росла?
– Почти в бедности… ну, как сказать – в бедности. Была юным рыцарем среди многих таких же, наставник намеренно скрывал меня.
– Вот, – наставительно поднял палец Райдер. – Ты жила среди людей, потом нить Клото привела тебя на трон. А я был сыном царя, и всегда знал, что стану царем. Говорили, что во мне течет кровь самого Зевса – не то чтобы это совсем меня выделяло, конечно, в ком только Зевс свою кровь не оставил… Но я всегда отличался. Всегда возвышался над своими подданными, принимал решения, что перекраивали их жизнь, и привык, что народ и я мыслим по-разному. Сейчас я чувствую то же самое, однако…
– Однако? – эхом повторила Сэйбер.
Райдер отвернулся, глядя на медленно текущую реку.
– Дело в другом, – сказал он. – Я смотрю на тех, кого сейчас зовут лидерами, у кого есть власть, сравнимая с королями, кто правит огромными землями… и не возьму в толк – почему они правят? Как таких людей допустили до власти, кто это решал? Право же… Мы с Дарием были врагами, но он был истинным царем, как и я. Слабые цари не живут долго – но нынешние люди почему-то выбирают себе тех, кого даже нельзя наместником поставить, и позволяют им решать свою судьбу. Меня это поражает. Вот эту стену я не могу пробить, и не могу понять.
Он усмехнулся.
– Вот потому, кстати, я рад, что мы сражаемся здесь – в стране, которой все еще правит кровь царей. И я рад, что у меня есть именно этот Мастер – он тоже рожден в стране, где правит корона.
– Царствует, – машинально поправила Сэйбер. – Как и здесь, в Японии.
Райдер рассмеялся.
– Уверяю тебя – если понадобится, то древняя семья очень быстро превратит «царствует» в «правит». Древние семьи – они такие.
Он задумчиво постучал пальцами по перилам.
– Снова скажу – занятное место. Металлический мост над водой, в смысле; прямо-таки живой пример того, что люди могут сделать, если увлекутся. В мое время так бы железо тратить не стали – да и не было у нас его в таких количествах.
– Похоже, тебя сюда тянет, словно магнитом, – заметила Сэйбер.
Райдер пожал плечами.
– Кровь Зевса или не кровь – но есть у меня чутье на странные вещи. Такое чувство, что этот мост как-то для меня будет важен… У тебя предчувствий не бывает?
– Я прокладываю себе будущее мечом, – отозвалась Сэйбер. – Может, моя судьба уже и написана, но я предпочту ее не знать. Может, я снова буду с кем-то беседовать на этом мосту или у него, может, я буду тут сражаться… Но не стоит этого знать наперед.
– Слова короля! – одобрил Райдер. – Я тоже с оракулами не слишком часто советовался.
Сэйбер поморщилась, наградив собеседника недовольным взглядом.
– Хм, – Райдер озадаченно дернул себя за бороду. – Каждый раз, как я заявляю, что хотел бы сделать, ты вот так пристально на меня смотришь.
Сэйбер молча кивнула.
– Я тебе кого-то напоминаю? – с усмешкой покосился на нее Райдер.
– Человека, который меня породил.
– Отца? – вскинул рыжую бровь Райдер.
– Можно и так сказать, – согласилась Сэйбер. – Но этот человек даже не собирался зачинать меня; он был движим своими страстями, и не обращал внимания на закон и правила морали.
Райдер расхохотался.
– Да уж, понятное сравнение! С другой стороны – кому и быть превыше закона, как не правителю?
Сэйбер остро глянула на него.
– Вот-вот, снова этот взгляд… Ладно, – Райдер внезапно посерьезнел. – Вернемся к разговору, воительница. Значит, ты пришла поговорить, только потому, что я тоже король?
– По сути – да, – пожала плечами Сэйбер.
– Но и не только, – задумчиво сказал Райдер. – Интересное дело: в нынешней Войне три правителя, и все они – владыки погибших царств. Ни моя империя, ни страна Арчера, ни твое королевство… ничто из них уже не существует.
– Ты прав, – после паузы согласилась Сэйбер. – Это нас действительно объединяет, хотя… Это ведь всех Слуг касается. Горная крепость Ассассинов давно пала, королевство Лансера ушло в легенды, трон, которому мог служить Кастер, тоже рухнул. Не знаю, кем был Берсеркер – но у него европейские доспехи и значит, почти наверняка его королевство тоже стало историей.
Она покачала головой.
– Не только короли, Райдер. Мы все – слуги погибших престолов.
– Только гибли они по-разному, – тихо добавил Райдер. – Но другие действительно служили, а мы с тобой все же правили.
– Тебе было проще, – с горечью сказала Сэйбер. – Ты не увидел, как распадается твоя держава; моя же рухнула у меня на глазах, рыцари перебили друг друга, а меня пронзил клинок моей же крови.
– Нет, – серьезно покачал головой Райдер. – Это тебе повезло, Сэйбер. Ты погибла, сражаясь за свое королевство, пытаясь его спасти. Получилось не очень – но у тебя была возможность. А у меня даже и шанса-то не было, Аид даже царей на землю не отпускает.
– Возможно, – вздохнула Сэйбер. – Но я задумываюсь – не из-за меня ли пало мое королевство? Не мои ли ошибки действительно были тому виной?
– О том же стоило бы задуматься и мне, – хмыкнул Райдер. – Тех ли я людей приблизил к себе? Стоило ли продолжать завоевания или сперва укрепить захваченное? Правильных ли наместников я назначал?
Он рассмеялся.
– Только про все это думать без толку.
– То есть? – вздрогнула Сэйбер. То, как Райдер походя отмахнулся от самой важной для нее проблемы, кололо острее меча.
– Это прошлое, – объяснил Райдер. – Оно уже было, там были ошибки – но все уже свершилось. Путь пройден, можно лишь учесть неверные повороты на новой дороге. Царство рухнуло? Надо создать новое. Подданные восстали против тебя? Смирим мятеж и вырастим иных… а если не получится – найдем тот народ, который пойдет за тобой без возражений. Знаешь, почему я все-таки не прекратил походы, Сэйбер? Потому что впереди было будущее.
Райдер выпрямился во весь рост, голос его загремел по металлу моста, словно колесница.
– У моих армий было будущее. У моего престола оно было – и как я мог от него отказаться ради твердого, уверенного настоящего? Поверь, Сэйбер – люди будут радоваться тому, кто даст им настоящее, но запомнят и возвеличат только того, кто ведет их в грядущее. Пусть они это сделают не сразу, пусть даже после смерти владыки – но сделают, ламия меня покусай!
Сэйбер вздрогнула. Глядя на Райдера – вот так, вблизи – слыша его голос, она понимала, почему армии шли за ним и были готовы дошагать хоть до края мира. Она не возглавляла такие войска – слишком уж невелика была ее земля – и предпочитала схватиться с врагом в первых рядах, меч к мечу и глаза в глаза.
Эта привычка ее и подвела при Каммланне, конечно.
– Ты слишком живешь прошлым, – добавил Райдер. – Я помню, как мы пили, и как ты рассказывала о своем правлении и идеях… Они хороши. Они были хороши – но они были. Перестань цепляться за древность, Сэйбер. Подумай о том, что твой меч может ожидать в будущем.
– Ты предлагаешь мне отбросить то, на чем я выстроила свое бытие, – сказала Сэйбер.
– Да, – спокойно ответил Райдер. – Если фундамент не может выдержать вес дома – пора переехать в другой дом, пусть даже и унося из старого все, что дорого и полезно. Когда-нибудь ты это поймешь, Сэйбер. Даст Атропос – поймешь еще на этой Войне.
Сэйбер мрачно покачала головой.
– Если рыцарь отказывается от того, что им движет – он перестает быть рыцарем. Это странная беседа, Райдер. Ты постоянно то доказываешь, что можешь меня понять по-настоящему, то изрекаешь то, с чем я никак не могу – не позволю – себе согласиться.
– А так всегда и есть, – усмехнулся Райдер. – С Дарием было, пожалуй, то же самое. И разве не было людей, которые тебе были близки – но при этом и таких вот «несогласий» у них хватало?
Сэйбер промолчала. Самое большое «несогласие» стало причиной последней войны; лучший меч Камелота обратился против своего короля, и нашлось кому воспользоваться этой бедой.
– Кажется, у нас все-таки не получится ни в чем убедить друг друга, – сказала она. – Но по крайней мере… мне всегда было интереснее с воинами, а не с мудрецами. Спасибо, что дал мне такую возможность – причем беседы трезвой, не окрашенной вином.
– Это для меня внове, у нас всегда беседу «окрашивали» во славу Диониса, – усмехнулся Райдер. – Но я этому тоже рад; а то и поговорить не с кем о делах древних и великих.
Некоторое время они просто молча смотрели на реку.
– Пойдем обратно, – сказал наконец Райдер. – А то у меня Мастер некормленый.

Обратно к дому Маккензи они шли молча; улицы уже наполнялись людьми, и многие из них косились на странную пару – рыжего гиганта и хрупкую светловолосую девушку. Оба короля даже внимания не обращали на эти взгляды; Райдер, заметив удивление на чужих лицах, подумал, что это правильно.
Настоящие владыки всегда привлекают внимание – тем невидимым плащом, который лежит у них на плечах. В разных странах его называли по-разному, но Райдер всегда чувствовал на себе эту незримую мантию, придававшую вес его словам и великую мощь – деяниям.
Чувствует ли ее Сэйбер? Может ли ощутить, как восхищение, страх и уважение людей переплавляются в доспех, облекающий правителя и вспыхивающий при одном взгляде на него, придающий величия осанке и адамантовую непреклонность – воле?
Может быть. Она все-таки понимает, что такое – быть королем, пусть и совершенно иначе, нежели он сам.
У дома они остановились и какое-то время смотрели друг на друга.
«Странное чувство, – подумала Сэйбер, – единственный, с кем у меня много общего на этой Войне – человек из далеких стран, совершенно иной король и один из главных моих соперников».
«Странное дело, – подумал Райдер, – симпатична мне эта девушка. Одарена богами что телом, что волей, что талантами – и жаль, что не встретил такую раньше, до земной смерти. Пожалуй, с наследником от нее империя бы и не пала».
– Скажи, – неожиданно спросила Сэйбер, положив ладонь на руль мотоцикла, – если ты все-таки не сможешь выиграть Войну – чего себе пожелаешь?
– Я пожелаю себе гибели в схватке с великим героем и таким же королем, как я сам. А тебе, – Райдер усмехнулся, – желаю встретить рыцаря, неудержимого в битве и во всем остальном.
– Ты можешь обойтись без намеков, Райдер? – Сэйбер сердито сдвинула брови.
– Я из «античной культуры», – небрежно откликнулся он. – Почитай про нее, узнаешь много нового из того, что взрослым девушкам знать положено.
Сэйбер дернула плечом, почти жалея о приказе не вступать в бой. С другой стороны… что толку? Грань учтивости он все же не перешел.
– Наверное, в следующий раз мы встретимся уже в бою, Райдер, – сказала она. – Буду этого ждать.
– Почему бы и нет? – пожал плечами Райдер. – В этом городе не место двум королям… но если победишь – то уж постарайся, чтоб Арчер тебя не свалил.
– Тебе пожелаю того же самого, – ответила Сэйбер, устраиваясь в седле мотоцикла.
Райдер проводил ее взглядом, пожал плечами и вступил в дом.
– Ну как? – встретил его вопросом с порога Вейвер.
– Ты подвиги Геракла знаешь? Про амазонок и царицу Ипполиту? – ответил вопросом же Райдер.
Вейвер наморщил лоб.
– Читал когда-то.
– Так вот, – вздохнул Райдер. – С этой девочки Геракл бы пояс никогда не снял.

Сэйбер аккуратно остановила мотоцикл у самого крыльца замка; скрипнула дверь и на пороге появилась улыбающаяся Ирисфиль.
– С возвращением, – поздоровалась она. – Хорошо погостила?
– Можно и так сказать, – отозвалась Сэйбер, слезая с седла. – С Райдером мы неплохо… поговорили.
– Составила о нем новое мнение? – улыбнулась Ирисфиль.
– Почти, – Сэйбер оглянулась на видневшийся за деревьями город и заключила: – Если бы наши армии сошлись в бою, я бы старалась убить его первым.

@темы: Творчество, Летняя ФБ, Fate

URL
   

Terra Draconica

главная