V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Вивенна проводит дипломатическую встречу и получает потрясение.

31

– И все же я хочу еще раз спросить, – сказал Дент. – Нам действительно надо этим заниматься?
Они шли вместе – Дент, Вивенна, Тонк Фа, Жемчужина и Болван. Парлин остался дома по предложению Дента: того встреча беспокоила и он не хотел отслеживать еще одного подопечного.
– Да, нам придется этим заняться, – ответила Вивенна. – Это мои люди, Дент.
– И что? – спросил он. – Принцесса, мои люди – наемники, и я с ними не буду долго водиться. Они бесят и воняют.
– Да еще и хамят, – добавил Тонк Фа.
Вивенна лишь вздохнула.
– Дент, я их принцесса. А вдобавок ты сам сказал, что они – влиятельные люди.
– Их лидеры, – поправил Дент. – И они с радостью бы встретились с вами на нейтральной территории. Не обязательно ходить в трущобы – простолюдины не так уж на деле и важны.
Она смерила наемника взглядом.
– Этим и отличаются Халландрен и Идрис. Мы обращаем внимание на своих людей.
Позади презрительно фыркнула Жемчужина.
– Я не халландренец, – заметил Дент. Однако он дал спору увять; они уже приближались к трущобам. Вивенна неохотно признала, что по мере приближения она чувствовала все больший страх.
Эти трущобы, казалось, отличались от иных. Они были… темнее. Здесь находились не просто потрепанные лавки и обветшалые улицы. На углах Вивенна видела группы людей, подозрительно наблюдавших за ней; время от времени она замечала здания, перед которыми ходили женщины в очень откровенной одежде – даже по халландренским меркам. Некоторые из них даже свистели Денту и Тонк Фа.
Это место тоже было чужим. Везде в Т’Телире она чувствовала себя инородной – но здесь она ощущала неприязнь. Недоверие. Даже ненависть.
Вивенна заставила себя собраться. Где-то здесь были уставшие, измотанные, испуганные идрийцы. Угрожающая атмосфера района вызывала еще большую жалость к людям; она не знала, смогут ли они действительно помочь в саботаже войны, но твердо понимала: им надо помочь. Если ее люди выпали из руки монарха, то принцесса обязана постараться вернуть их в руку.
– У вас странное лицо, – заметил Дент. – В чем дело?
– Я беспокоюсь о своих людях, – ответила Вивенна; она содрогнулась, заметив рядом компанию уличных громил в черной одежде и с красными повязками на рукавах. Их лица были грязными и покрытыми пятнами. – Я заходила в эти трущобы, когда мы с Парлином искали новый дом. Я не решилась подойти поближе, пусть и слышала, что дома здесь дешевы. Не могу поверить, что мои люди так запуганы, что им приходится жить здесь, в окружении всего этого.
Дент нахмурился.
– В окружении чего?
Вивенна кивнула на улицы.
– Они живут среди проституток и банд, им приходится проходить мимо такого каждый день…
Дент вдруг расхохотался, и Вивенна вздрогнула.
– Принцесса, – сказал он, – ваши люди не живут среди проституток и бандитов. Они и есть проститутки и бандиты.
Вивенна остановилась посреди улицы.
– Что?
Дент посмотрел ей в глаза.
– Это идрийский квартал города. Цвета, да эти трущобы прозвали Горами.
– Невозможно, – дернулась она.
– Очень даже возможно, – заверил Дент. – Я такое в городах по всему миру видел. Приезжие собираются вместе, создают маленький анклав. Остальной город анклав практически игнорирует. Когда чинят дороги – то сперва занимаются этим в других местах. Когда стража выходит в патруль – то избегает чужеземных кварталов.
– Трущобы становятся собственным миром, – сказал Тонк Фа, пройдя мимо.
– Все, кого вы встретили тут – идрийцы, – Дент жестом предложил ей идти дальше. – У вашего народа в городе вполне заслуженная дурная слава.
Вивенна ощутила, как холодеет.
«Нет, – подумала она. – Нет, это невозможно».
К несчастью, вскоре она начала замечать знаки. На углах подоконников или косяках были нарисованы знаки Остра – незаметные по природе своей. Люди носили серое и белое. Пастушьи шапки и шерстяные плащи – приметы жизни в горах.
И все же, если это и были идрийцы, то они были совсем развращены. Их одежду пятнал цвет, и от всех исходило ощущение опасности и враждебности. И как любая идрийка могла хотя бы подумать о работе проститутки?
– Я не понимаю, Дент. Мы – мирный народ, люди из горных деревень. Мы открыты. Дружелюбны.
– Такие люди в трущобах не выживают, – заметил Дент, не останавливаясь. – Они меняются или их добивают.
Вивенна содрогнулась, ощущая, как растет злость на Халландрен.
«Я могла бы простить халландренцам бедность моих соотечественников. Но такое? Они сделали из заботливых фермеров и пастухов головорезов и воров. Они превратили наших женщин проституток, а детей – в уличных бродяг».
Вивенна знала, что не может позволить себе злость. И все же ей пришлось стиснуть зубы и очень, очень старательно не давать волосам стать пылающе-рыжими. Увиденное пробудило нечто внутри нее – нечто, о чем она постоянно старалась не думать.
«Халландрен сокрушил этих людей. Он сокрушил и меня – нависая над моим детством, заставляя меня почитать обязанность подвергнуться плену и насилию во имя защиты страны.
Ненавижу этот город».
Тревожные мысли. Вивенна не могла позволить себе ненавидеть Халландрен: ей множество раз об этом говорили. Она в последнее время с трудом вспоминала – почему.
Но ей удавалось держать под контролем как ненависть, так и волосы.
Через несколько секунд к ним присоединился Тейм; он и провел их по остатку пути. Вивенне сказали, что встреча назначена в крупном парке, но скоро она поняла, что «парк» – не совсем подходящее слово. Эта земля была пустой, усеянной мусором и обрамленной зданиями со всех сторон.
Они остановились на краю мрачного сада и стали ждать – Тейм пошел вперед. Люди уже собирались, как Тейм и обещал; большинство из них были такими же, как и те, кого она видела раньше. Мужчины в темных зловещих цветах и с печатью цинизма на лицах. Наглые уличные громилы. Женщины в одеждах проституток. Потрепанные старики.
Вивенна выдавила из себя улыбку, но даже сама ощущала ее неискренность. Ради людей она сменила цвет волос на желтый – цвет счастья и волнения. Люди зашептались, переговариваясь друг с другом.
Тейм скоро вернулся и указал ей путь вперед.
– Подожди, – сказала Вивенна. – Я хочу поговорить с обычными людьми до того, как мы встретимся с лидерами.
Тейм пожал плечами.
– Как пожелаете…
Вивенна выступила вперед.
– Люди Идриса, – сказала она. – Я пришла предложить вам утешение и надежду.
Люди продолжали переговариваться; немногие обратили на нее внимание. Вивенна сглотнула.
– Я знаю, что у вас была тяжелая жизнь. Но я хочу обещать вам, что король помнит о вас, и хочет вас поддержать. Я найду способ вернуть вас домой.
– Домой? – спросил один мужчина. – Назад в горы?
Вивенна кивнула.
Несколько человек фыркнули в ответ на эти слова, еще пара просто ушли. Вивенна проводила их обеспокоенным взглядом.
– Подождите, – выдохнула она. – Разве вы не желаете меня выслушать? Я привезла новости от вашего короля.
На нее не обратили внимания.
– Большинство из них просто хотели убедиться, что вы – действительно та, о ком ходят слухи, ваше высочество, – тихо сказал Тейм.
Вивенна повернулась к тем, кто еще тихо переговаривался в саду.
– Ваша жизнь станет лучше, – пообещала она. – Я позабочусь о вас.
– Наша жизнь уже стала лучше, – сказал один человек. – В горах для нас ничего нет. Я здесь зарабатываю вдвое больше, чем там.
Другие согласились кивками.
– Но зачем они вообще тогда пришли повидать меня? – прошептала Вивенна.
– Я вам говорил, принцесса, – ответил Тейм. – Это патриоты – они стараются оставаться идрийцами. Городскими идрийцами. Мы держимся вместе – да, держимся. Не беспокойтесь, ваш приход для них важен. Может, и кажется, что им все равно, но они сделают что угодно, чтобы расквитаться с Халландреном.
«Остр, Господь Цвета, – сердце Вивенны упало. – Эти люди – толком уже и не идрийцы».
Тейм назвал их «патриотами», но она видела только компанию, которую скрепляло вечное давление презрения халландренцев.
Она отвернулась, отказавшись от речи. Эти люди не тянулись к надежде и утешению – они жаждали лишь мести. Может, это и было полезно, но Вивенна ощущала себя замаранной при одной мысли об этом.
Тейм повел ее и остальных по тропе в уродливом поле сорняков и мусора. У дальней стороны «парка» они увидели широкое здание – отчасти склад, отчасти открытый деревянный павильон. Внутри ждали лидеры.
Их было трое, и каждого сопровождали телохранители. Вивенне рассказали о них заранее.
Лидеры – хозяева трущоб – были одеты по т’телирски, в богатые, яркие цвета. Внутри Вивенны что-то сжалось: все трое достигли как минимум Первого Возвышения. Один добрался до Третьего.
Жемчужина и Болван остались снаружи, охраняя путь отхода. Вивенна вошла внутрь и опустилась в единственное свободное кресло. Дент и Тонк Фа заняли места позади нее, оставаясь на страже.
Вивенна оглядела хозяев трущоб – они все были похожи. Человек слева явно чувствовал себя лучше других в богатой одежде; это, скорее всего, Паксен, «джентльмен-идриец», как его прозвали. Он получал деньги с борделей.
Человеку справа, похоже, надо было постричься – прическа не соответствовала изящной одежде. Это наверняка Ашу, управлявший и финансировавший подпольные бои: там можно было поглядеть, как идрийцы избивают друг друга до бесчувствия.
Человек в центре казался самодовольным, небрежным – но намеренно расслабленным; может, просто потому, что такое поведение подходило к его приятному, молодому лицу. Рира, наниматель Тейма.
Она напомнила себе: нельзя просто поверхностно судить и легко интерпретировать их внешность. Перед ней были опасные люди.
Комната погрузилась в тишину.
– Я не уверена, что сказать вам, – наконец произнесла Вивенна. – Я пришла в поисках несуществующего. Я надеялась, что людям здесь важно их наследие.
Рира наклонился вперед; неряшливая одежда отличала его от других людей в комнате.
– Вы наша принцесса, – сказал он. – Дочь нашего короля. Это нам важно.
– Вроде как, – уточнил Паксен.
– Право же, принцесса, – сказал Рира. – Мы польщены встречей с вами – и нам интересно, что привело вас в наш город. Вы подняли изрядный шум.
Вивенна серьезно оглядела их, и вздохнула.
– Вы все знаете, что приближается война.
Рира кивнул. Ашу, однако, покачал головой.
– Я не уверен, что война будет. Пока что.
– Она будет, – твердо сказала Вивенна. – Это я могу обещать. И потому меня сюда привело желание сделать так, чтобы дело обернулось для Идриса наилучшим возможным образом.
– И что это значит? – спросил Ашу. – Королевская кровь на троне Халландрена?
Хотела ли она этого?
– Я просто хочу, чтобы наш народ выжил.
– Слабая позиция, – заметил Паксен, полируя набалдашник изящной трости. – В войнах надо выигрывать, ваше высочество. У халландренцев есть Безжизненные. Победите их – они сделают новых. Полагаю, что наличие войск Идриса в городе будет абсолютно необходимо, если вы хотите дать свободу нашей родине.
Вивенна нахмурилась.
– Вы хотите свергнуть правительство? – спросил Ашу. – Если так, то что мы с этого получим?
– Постойте, – вмешался Паксен. – Свергнуть правительство? Вы уверены, что стоит снова ввязываться в такое дело? Вспомните провал Вара – сколько денег мы на нем потеряли?
– Вар был панн-кальцем, – заметил Ашу, – чужаком, не нашим. Я бы не прочь рискнуть снова, если в деле будут настоящие короли.
– Я ничего не сказала о свержении правительства, – запротестовала Вивенна. – Я просто хочу дать людям надежду.
«Или хотела, по крайней мере…»
– Надежду? – переспросил Паксен. – Да кому она нужна? Мне нужны обязательства. Титулы будут раздаваться? Кто получит торговые права, если Идрис победит?
– У вас есть сестра, – заметил Рира. – Третья дочь, незамужняя. Ее брак обсуждается? Трон может получить мою поддержку в войне.
Внутри Вивенны что-то сжалось.
– Господа, – дипломатично сказала она, – речь не о личной выгоде. Речь о патриотизме.
– Конечно, конечно, – кивнул Рира. – Но даже патриоты должны получать награды. Верно?
Все трое выжидающе воззрились на Вивенну. Та поднялась.
– Я ухожу.
Дент удивленно коснулся ее плеча.
– Уверены? – спросил он. – Пришлось поднапрячься, чтобы организовать эту встречу.
– Я была согласна работать с ворами и бандитами, Дент, – тихо ответила Вивенна. – Но смотреть на них и знать, что это – мой народ… это слишком тяжело.
– Вы судите слишком поспешно, принцесса, – усмехнулся ей в спину Рира. – Не говорите, что вы этого не ожидали.
– Ожидать чего-либо и столкнуться с ним – разные вещи, Рира. Я ждала встречи с вами тремя. Я не ожидала увидеть того, что случилось с нашими людьми.
– А что о Пяти Видениях? – спросил Рира. – Вы врываетесь, выносите нам приговор и смываетесь? Не очень-то по-идрийски.
Вивенна повернулась к главарям. Длинноволосый Ашу уже поднялся и подзывал телохранителей, ворча себе под нос о потерянном времени.
– Что ты знаешь о том, как быть идрийцем? – огрызнулась Вивенна. – Где твое послушание Остру?
Рира сунул руку под рубашку и вытянул маленький белый диск с именами родителей: острийский талисман послушания.
– Принцесса, мой отец принес меня с гор на руках. Он умер, работая на полях эдгли; я пробрался наверх, сбив руки в кровь. Я очень старался улучшить положение вашего народа. Когда Вар заговорил о революции, я дал ему деньги на еду для последователей.
– Покупал Дыхание, – продолжила она. – И делал домохозяек проститутками.
– Я живу, – ответил Рира. – И слежу, чтобы у всех тут хватало еды. Вы им что-то получше обеспечите?
Вивенна нахмурилась.
– Я…
Она осеклась, услышав крики.
Ее пронзило чувство жизни – приближались крупные группы людей. Вивенна резко повернулась; хозяева трущоб с проклятиями вскочили.
Снаружи, за границей сада, она увидела нечто ужасное: облаченных в пурпурно-желтые униформы могучих серолицых людей.
Безжизненные солдаты. Городская стража.
Крестьяне с криками бросились в разные стороны, когда Безжизненные вторглись в сад; ими командовали одетые в такую же форму живые стражники. Дент выругался и толкнул Вивенну в сторону.
– Бегите! – приказал он, выхватывая меч.
– Но…
Тонк Фа схватил ее за руку и выдернул из здания; Дент рванулся к стражникам. Хозяева трущоб и их люди беспорядочно отступали, хотя стражники быстро перекрывали выходы.
Тонк Фа выругался и втянул Вивенну в маленький переулок, отходивший от сада.
– Что происходит? – выдохнула она, чувствуя, как бьется сердце.
– Облава, – ответил наемник. – Не слишком опасно, если…
Зазвенели клинки, металл столкнулся с металлом, и в криках зазвучало отчаяние. Вивенна оглянулась: телохранители, почувствовав себя в ловушке, схватились с Безжизненными. Принцесса ужаснулась – кошмарные серолицые люди кинулись на мечи и кинжалы, не обращая внимания на раны; выхватив собственное оружие, они атаковали. Раздались вопли, окровавленные люди падали один за другим.
Дент переместился ко входу в переулок, защищая Вивенну. Она не видела, куда исчезал Жемчужина.
– Призраки Калада! – выругался Тонк Фа, толкая ее вперед – они отступали. – Эти идиоты решили драться. Теперь у нас проблемы.
– Но как они нас нашли?!
– Не знаю, – ответил он. – Без разницы. Может, это за вами. Может, за хозяевами трущоб. Надеюсь, мы и не узнаем. Вперед!
Вивенна послушалась и бросилась по темной улице, стараясь не наступить на длинное платье. В нем оказалось очень неудобно бежать, а Тонк Фа продолжал подгонять ее, оглядываясь с беспокойством. Донеслись крики и возгласы – Дент сражался с кем-то у края улицы.
Они вырвались из переулка – и увидели ожидающую их группу из пяти Безжизненных.
Вивенна резко остановилась. Тонк Фа выругался.
Безжизненные казались изваянными из камня, а выражения лиц в сумерках оставались до жути мрачными. Тонк Фа оглянулся, явно понял, что Дент скоро не появится; затем он покорно поднял руки и бросил меч.
– Пятерых в одиночку я не одолею, принцесса, – прошептал он. – Не Безжизненных. Придется дать им нас арестовать.
Вивенна тоже медленно подняла руки.
Безжизненные вытащили оружие.
– Э… – сказал Тонк Фа. – Мы сдаемся?
Чудовища бросились на них.
– Прочь! – заорал наемник, резко наклонившись и подхватив меч с земли.
Вивенна кинулась в сторону; несколько Безжизненных бросились к наемнику. Принцесса побежала так быстро, как могла; Тонк Фа попытался последовать за ней, но ему пришлось остановиться и защищаться. Вивенна замедлила бег, оглянувшись, и увидела, как наемник вогнал клинок в шею Безжизненного.
Тот облился чем-то, не похожим на кровь. Трое других окружили наемника, хотя он успел выдернуть меч и полоснуть стражника по ноге – тот рухнул на мостовую.
Двое кинулись к ней.
Вивенна ошеломленно наблюдала за их приближением. Надо ли ей остаться? Как-то помочь…
«Как? – взвыло нечто внутри нее, затаенное и первородное. – Беги!»
И она бежала – кинулась прочь, поддавшись ужасу, завернув за первый же угол и нырнув в переулок. Вивенна кинулась к другому его концу, но в спешке наступила на юбку.
Она с вскриком ударилась о камни; за спиной послышались шаги, и Вивенна воплем позвала на помощь. Не обращая внимания на боль в локте, принцесса стремительно сорвала юбку, оставив лишь панталоны – и с новым криком вскочила.
Нечто заслонило выход из переулка – могучая серокожая фигура. Вивенна резко остановилась и развернулась – но двое других появились в переулке позади. Принцесса прижалась к стене, ощущая внезапные холод и потрясение.
«Остр, Господь Цвета! – пронеслось в содрогнувшемся уме. – Молю тебя…»
Трое Безжизненных приблизились, занося оружие; Вивенна взглянула вниз. Рядом со сброшенной зеленой юбкой лежала веревка – потрепанная, но все еще полезная.
Веревка взывала к ней, как и все остальное – словно знала, что может ожить. Вивенна не ощущала приближающихся Безжизненных – но, словно по иронии, почти чувствовала веревку. Могла представить, как та оборачивается вокруг ног чудовищ и сковывает их.
«Эти ваши Дыхания, – сказал ранее Дент. – Инструмент. Почти бесценный – и уж точно могучий».
Вивенна взглянула на Безжизненных, в нечеловечески человеческие глаза. Сердце забилось так часто, как будто кто-то заколотил ее в грудь. Вивенна видела, как они подходят.
И видела смерть в лишенных чувств глазах.
Со слезами на глазах Вивенна рухнула на колени и дрожащими руками схватила веревку. Она знала, как поступить – наставники рассказали. Надо коснуться упавшей юбки, чтобы вытянуть из нее цвет.
– Оживи, – взмолилась она к веревке.
Ничего не случилось.
Вивенна знала о Пробуждении в общих чертах, но этого явно не хватало. Слезы потекли из глаз, застилая мир.
– Пожалуйста, – взмолилась она. – Пожалуйста. Спаси меня.
До нее добежал первый Безжизненный – который отрезал ей выход из переулка. Вивенна скорчилась, припав к грязной улице.
Существо перепрыгнуло через нее.
Вивенна с изумлением увидела, что оно обрушило оружие на подоспевших других – и, моргнув, принцесса смогла наконец узнать его.
Не Дент. Не Тонк Фа. Создание с такой же серой кожей, как и у нападавших – почему она его сперва и не узнала.
Болван.
Он снес голову первому противнику безупречным ударом широкого меча. Из шеи того выплеснулась некая прозрачная жидкость, и Безжизненный споткнулся и рухнул на землю. Похоже, он был мертв, как и любой другой на его месте.
Болван парировал выпад другого стражника; позади него в переулке появилось еще двое. Они рванулись вперед; Болван отступил, твердо встав над Вивенной и вытянув меч; с клинка капала прозрачная жидкость.
Оставшийся Безжизненный подождал подхода двух других. Вивенна лишь тряслась – она слишком устала, слишком оцепенела, чтобы бежать. Вскинув голову, она увидела, как Болван поднял меч и в его глазах сверкнуло нечто почти человеческое. Первое чувство, которое она увидела у Безжизненного – хотя могла и вообразить его себе.
Решительность.
Трое Безжизненных атаковали.
Дома, в Идрисе, она неразумно считала, что они будут похожи на разлагающиеся скелеты или трупы. Представляла, что они нападают толпами – без мастерства, но с неумолимой и темной силой.
Она ошибалась. Существа двигались так же собранно и умело, как и человек – но молчали. Не было ни криков, ни рыка. Просто молчание – но молчаливый Болван отбил один выпад, двинул второго Безжизненного локтем в лицо. Он двигался с текучей скоростью; Вивенна невольно вспомнила головокружительную скорость ударов Дента в ресторане.
Болван взмахнул мечом и поразил третьего Безжизненного в ногу – но один из оставшихся вогнал противнику меч в живот.
Выплеснулась светлая жидкость; она окатила Вивенну. Болван даже не вскрикнул, точным ударом отделив от тела голову и этого стража.
Безжизненный умер – рухнул на землю, оставив меч в животе Болвана. Другой страж, спотыкаясь, побрел прочь – из его ноги текла чистая кровь; затем он тоже повалился на землю. Болван повернулся к последнему Безжизненному; тот не отступил, но принял явно защитную стойку.
Стойка не помогла; Болван расправился с последним противником за пару секунд – сперва принялся рубить мечом, а потом внезапно крутнулся и отсек правую руку противника. Мгновенно последовал удар в живот – после чего существо и рухнуло. Последним точным движением он вогнал клинок в шею павшего Безжизненного – тот было дернулся поползти к Вивенне с ножом в руке, но замер после удара.
В переулке воцарилась тишина. Болван повернулся к принцессе; глаза ничего не выражали, черты лица оставались теми же – квадратная челюсть и прямоугольное лицо, толстая мускулистая шея.
Он задергался, покачал головой, словно стараясь прояснить зрение. Из торса лилось все больше чистой жидкости; Болван прижал руку к стене, рухнул на колени.
Вивенна заколебалась, потом протянула руку, коснулась его запястья. Кожа была холодной.
Выход из переулка заслонила тень; Вивенна с испугом вскинула голову, еще не оправившись от потрясения.
– Цвета ж! – выкрикнул Тонк Фа; его куртка была мокра от чистой жидкости. – Дент! Она тут!
Наемник опустился рядом с Вивенной.
– Вы в норме?
Она тупо кивнула, едва осознавая, что юбка по-прежнему у нее в руках, а значит, ноги – практически до колен – были обнажены. Вивенна не могла этим проникнуться – как и тем, что ее волосы побелели как снег. Она просто глядела на Болвана: тот оставался на коленях, склонив голову, словно молился у странного алтаря. Оружие выпало из дергающихся пальцев, зазвенев по булыжникам. Болван смотрел перед собой стеклянными глазами.
Тонк Фа тоже поглядел на Безжизненного.
– Да, – сказал он, – Жемчужине это не понравится. Пойдемте, надо убираться отсюда.

@темы: Cандерсон, Warbreaker, Переводы