20:06 

Брэндон Сандерсон. Warbreaker. Глава сорок четвертая и сорок пятая

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Сири и Сесеброн обсуждают государственные тайны и семейные вопросы. Ситуация осложняется.

44

Сири с удовольствием наблюдала за тем, как Сесеброн доедает третий десерт. Нынешние ночные блюда были и на столе, и на полу; некоторые они уже съели, другие едва попробовали. Когда Сесеброн впервые приказал принести еду ночью, он создал традицию; теперь они приказывали ее нести еженощно – пусть и после того, как Сири исполняла представление для подслушивающих священников. Сесеброн говорил, что это его очень забавляет, хотя она и отмечала в его глазах любопытство.
В отсутствие неодобрительных взоров священников и их чувства этикета Сесеброн оказался изрядным сладкоежкой.
– Ты следи за собой, – заметила Сири, когда ее муж доел еще одно печенье. – Будешь много есть – растолстеешь.
Он потянулся к доске для письма.
Нет, не растолстею.
– Растолстеешь, – улыбнулась Сири. – Так всегда бывает.
Не у богов, – указал он. – Мать мне это объясняла. Люди приобретают мускулы, если много упражняются и толстеют, если много едят. С Вернувшимися такого не бывает. Мы всегда выглядим неизменно.
Сири не могла поспорить. Что она знала о Вернувшихся?
А в Идрисе такая же еда? – написал Сесеброн.
Сири улыбнулась: его всегда так интересовала ее родина. Она чувствовала, как он тоскует, как хочет покинуть дворец и увидеть внешний мир. И все же он не желал нарушать правила, даже когда они были жесткими.
– Мне определенно надо портить тебя и дальше, – заметила она.
Сесеброн озадачился.
А как это связано с едой?
– Никак, – ответила Сири. – Но это все равно правда. Сесеброн, ты слишком хороший человек.
Сарказм? – написал он. – Определенно надеюсь, что это так.
– Лишь наполовину, – ответила Сири, улегшись на живот и оглядывая импровизированный пикник.
Полу-сарказм? – удивился Сесеброн. – Это что-то новое?
– Нет, – вздохнула она. – Даже в сарказме иногда есть правда. Я не хочу на самом деле испортить тебя, но мне кажется, что ты слишком уж послушен. Тебе надо стать немного более безрассудным. Независимым и импульсивным.
Трудно быть импульсивным, когда тебя запирают во дворце в окружении сотни слуг, – указал он.
– Тут не поспоришь.
Однако я думал о том, что ты говорила ранее. Пожалуйста, не сердись.
Сири вскинулась, отметив смущение в его словах.
– Так. Что ты сделал?
Я поговорил с моими священниками, – ответил Сесеброн. – Через шрифт художников.
На мгновение Сири охватил ужас.
– Ты рассказал им о нас?
Нет, нет, – быстро заверил Сесеброн. – Я сказал им, что беспокоюсь о появлении ребенка. Я спросил, почему отец умер вскоре после моего рождения.
Сири нахмурилась. Отчасти она хотела бы, чтобы такие переговоры он предоставил ей – но ничего не сказала. Сири не хотела уподобляться священникам и давить на него; именно его жизни угрожала опасность – и Сесеброн заслуживал шанса самому поработать над проблемой.
– Хорошо, – сказала она.
Ты не сердишься?
Сири пожала плечами.
– Я только что просила тебя быть импульсивнее! Не могу же я теперь негодовать. И что они сказали?
Сесеброн очистил доску и продолжил:
Сказали, чтобы я не волновался. Что все будет в порядке. Я задал вопрос еще раз и еще раз, и получил расплывчатые ответы.
Сири медленно кивнула.
Мне больно писать это, но я начинаю считать, что ты права. В последнее время я замечаю, что мои стражники и Пробудители остаются особенно близко ко мне. Вчера мы даже пропустили заседание Ассамблеи Двора.
– Дурной знак, – согласилась Сири. – Я пыталась выяснить, что случится, но не слишком преуспела. Я позвала еще трех рассказчиков, но никто из них не рассказал больше, чем Хойд.
Ты по-прежнему думаешь, что дело в моем Дыхании?
Она кивнула.
– Помнишь, что я рассказала о беседе с Трилидисом? Он говорил о Дыхании с почтением. Для него оно – нечто, что надо передавать от поколения к поколению, подобно семейному гобелену.
В одной из сказок моей книги, – написал Сесеброн, – был волшебный меч. Мальчик получил его от деда, и оказалось, что меч – фамильная ценность, символ королевской власти страны.
– Что ты имеешь в виду? – уточнила Сири.
Возможно, вся халландренская монархия – лишь метод сохранения Дыхания. Люди-носители – единственный способ безопасно передавать Дыхание через поколения. Так что была создана династия Королей-Богов, способных нести в себе сокровище и передавать его от отца к сыну.
Сири медленно кивнула.
– То есть выходит, что Король-Бог – еще в большей степени сосуд, чем я. Ножны волшебного оружия.
Точно, – рука Сесеброна замелькала над доской. – Им пришлось сделать мою семью правителями, потому что в сокровище – множество Дыханий. И им надо отдать их Вернувшемуся, иначе король и боги могут начать соперничать за силу.
– Возможно. Как-то очень удобно, что у Короля-Бога всегда появляется мертворожденный сын, который Возвращается…
Она замолчала. Сесеброн осознал то же самое, и слегка дрожащей рукой написал:
…если только следующий Король-Бог – вовсе не сын предыдущего.
– Остр! – выдохнула Сири. – Бог Цветов! Вот оно что! Где-то в королевстве умер и Вернулся ребенок. Вот почему моя беременность нужна так срочно! У них уже есть следующий Король-Бог, им надо лишь разыграть спектакль. Меня выдали за тебя, надеясь получить ребенка поскорее – чтобы потом обменять его на Вернувшегося.
Тогда они убьют меня и как-то изымут мои Дыхания, – продолжил Сесеброн. – И передадут их ребенку, который станет новым Королем-Богом.
– Погоди. А младенцы вообще Возвращаются? – спросила она.
Да, – написал Сесеброн.
– Но как младенец Вернется, когда для этого нужны героизм, добродетель или еще что-то в этом роде?
Сесеброн заколебался; Сири поняла, что у него нет ответа. Младенцы Возвращались. Ее народ не верил, что люди Возвращаются из-за воплощенной в их добродетели – так считали халландренцы. Сири этот тезис казался дырой в теологии, но она не хотела спорить об этом с Сесеброном. Его и так волновало то, что она не верит в его божественность.
Сири откинулась назад.
– Ладно, это неважно. Главный вопрос в ином: если Короли-Боги – лишь сосуды для Дыхания, то зачем их менять? Почему не оставить одного человека носителем?
Я не знаю, – написал Сесеброн. – Бессмысленно, не правда ли? Может, они не уверены, что смогут удерживать одного Короля-Бога взаперти без конца. Может, детей легче контролировать?
– Если так, то их стоило бы менять чаще, – указала Сири. – Некоторые Короли-Боги правили веками. Конечно, может, дело в том, насколько бунтарски настроен тот или иной король по их мнению.
Я делаю все, что от меня ожидают! Ты сама только что жаловалась на мое чрезмерное послушание.
– По сравнению со мной ты и впрямь послушен, – ответила Сири. – Может, с их точки зрения ты бунтарь. В конце концов, ты же спрятал книгу матери и научился писать. Может, они достаточно тебя знают, чтобы понять, что ты не останешься послушным. И потому они собираются заменить тебя, как только появится возможность.
Может быть, – написал он.
Сири снова перебрала в уме выводы. Критически размышляя – это все лишь предположения. Но все заявляли, что у Вернувшихся не может быть детей, так почему Король-Бог отличается? Может, так просто скрывают тот факт, что его заменяют новым человеком, как только его найдут.
И все же самый важный вопрос остался без ответа. Что они сделают с Сесеброном, чтобы забрать его Дыхания?
Сам король запрокинул голову, глядя в темный потолок. Сири заметила в его глазах печаль и спросила:
– Что такое?
Он лишь покачал головой.
– Что? Что случилось?
На мгновение Сесеброн замер, потом опустил взгляд и написал:
Если ты все поняла верно, то вырастившая меня женщина – не моя мать. Меня родила неизвестная женщина в деревне. Священники забрали меня, когда я Вернулся, и вырастили во дворце как «сына» Короля-Бога, которого только что убили.
У Сири внутри все сжалось от боли на его лице. Она передвинулась по кровати, оказавшись рядом с Сесеброном, обняв его и положив голову ему на руку.
Только она и была добра ко мне по-настоящему, – написал он. – Священники почитают меня и заботятся обо мне – по крайней мере, я так считал. Однако они меня никогда по-настоящему не любили. Любила лишь мать. И теперь я даже не знаю, кем она была.
– Если она тебя вырастила, то она – твоя мать, – сказала Сири. – Неважно, от кого ты родился.
Сесеброн не ответил.
– Может, она действительно была твоей матерью, – предположила Сири. – Если тебя привезли во дворец в тайне, то могли и мать прихватить. Кто лучше о тебе позаботится?
Он кивнул, затем принялся писать одной рукой – другая обвивала талию Сири.
Может, ты и права. Хотя теперь ее смерть кажется мне подозрительной: она же была из тех немногих, кто мог рассказать мне правду.
Похоже, он еще больше опечалился, и Сири притянула его поближе, положив голову ему на грудь.
Пожалуйста, – написал Сесеброн, – расскажи мне о своей семье.
– Отца я часто раздражала, – сказала Сири. – Но он меня любил. И любит. Он лишь хотел, чтобы я поступала так, как считается правильным. И… чем больше я живу в Халландрене, тем больше мне хочется, чтобы я хоть немного его слушала.
Риджер – мой старший брат. Я всегда впутывала его в неприятности; он был наследником, а я его усердно портила – пока он не вырос и не смог оценить свой долг. Он немного похож на тебя: очень добрый и всегда старается поступать как надо. Только не ест столько сладостей.
Сесеброн слабо улыбнулся, сжав ее плечо.
– Между нами еще Фафен, но я ее толком не знаю. Она ушла в монастырь, когда я была еще ребенком, и я была тому рада. В Идрисе считается почти обязанностью отдать одного ребенка в монахи – они растят еду для нуждающихся и заботятся о том, что надо сделать в городе. Подрезают деревья, стирают, красят. Все, что надо сделать для других.
Сесеброн потянулся к доске и написал:
Похоже на жизнь короля. Жить, чтобы служить другим.
– Конечно, – кивнула Сири. – Только их не запирают, и они могут перестать заниматься этим делом, если захотят. В любом случае, я рада, что в монахини отдали Фафен, а не меня. Я бы от монашеской жизни с ума сошла. Им приходится всегда быть набожными и совершенно не выделяться в городе.
К твоим волосам это не пойдет, – написал он.
– Определенно, – согласилась Сири.
Хотя, – слегка нахмурился Сесеброн, – в последнее время они уже не так часто меняют цвет.
– Я научилась получше контролировать их, – скорчила гримасу Сири. – А то меня слишком легко по ним прочитать. Вот смотри.
Она сменила цвет волос с черного на желтый, и Сесеброн улыбнулся, проведя пальцами по длинным прядям.
– За Фафен и Риджером, – продолжила Сири, – идет старшая – Вивенна. Именно на ней ты должен был жениться. Она всю жизнь готовилась к переезду в Халландрен.
Наверное, она меня ненавидит, – предположил Сесеброн. – Она же росла и знала, что ей придется покинуть семью и жить с незнакомцем.
– Ерунда, – возразила Сири. – Вивенна это предвкушала. Я не думаю, что она вообще может ненавидеть. Она всегда спокойна, осторожна и совершенна.
Сесеброн нахмурился.
– Звучит горько, да? – вздохнула Сири. – Я не хотела. Я и впрямь люблю Вивенну. Она всегда была рядом, всегда за мной присматривала… но мне казалось, что она слишком уж старалась это делать. Старшая сестра всегда вытаскивала меня из неприятностей, спокойно делала выговор, затем заботилась, чтобы меня не наказали так строго, как стоило бы.
Она задумалась.
– Все они, наверное, сейчас дома, и до смерти обо мне волнуются.
Звучит так, будто ты сама о них беспокоишься, – заметил Сесеброн.
– Так и есть, – подтвердила Сири. – Я слушала споры священников при дворе – и они звучат дурно, Себ. В городе много идрийцев, и они ведут себя очень безрассудно. Несколько недель назад городской страже пришлось послать солдат в трущобы. Это никак не уменьшает напряженности между нашими странами.
Сесеброн не написал ничего в ответ, но просто снова обнял ее за плечи и притянул поближе. Прижиматься к нему было приятно. Очень приятно.
Через несколько минут он убрал руку, неловко стер слова и начал писать:
Знаешь, я был неправ.
– В чем?
В том, что сказал ранее. Я писал, что только моя мать когда-либо проявляла любовь и доброту ко мне. Это неправда. Есть и другой человек.
Он остановился и поглядел на Сири, потом снова перевел взгляд на доску и написал:
Ты не должна была проявлять доброту ко мне. Ты могла возненавидеть меня – я забрал тебя у семьи и родины. А вместо того, ты научила меня читать, подружилась со мной. Любила меня.
Сесеброн вновь поглядел на Сири. Та ответила ему таким же прямым взглядом.
А затем, поколебавшись, он наклонился вперед и поцеловал ее.
«Ой…» – подумала Сири, и у нее в голове пронеслось с десяток возражений. Но было столь трудно двигаться, сопротивляться и вообще сделать хоть что-то.
Разве что поцеловать его в ответ.
По телу Сири прокатился жар. Она знала, что надо остановиться, иначе они дадут священникам желаемое. Она все это понимала. Однако все возражения все яснее плавились в поцелуе, а дыхание все более учащалось.
Сесеброн остановился, явно не зная, что делать дальше. Сири, глубоко дыша, поглядела на него, и снова потянулась к его губам, чувствуя, как ее волосы наливаются красным цветом страсти.
В эту секунду она махнула рукой на все. Сесеброн не знал, что делать – но она знала.
«Я и впрямь слишком тороплюсь, – подумала Сири, стягивая рубашку. – Мне надо лучше владеть своим настроением.
Как-нибудь в другой раз».

Светопеснь видит сон.

45

В эту ночь Светопесни снился горящий Т’Телир. Снились солдаты на улицах и мертвый Король-Бог. Снилось, как Безжизненные убивают людей в ярких одеждах.
И снился черный меч.

@темы: Переводы, Warbreaker, Cандерсон

URL
Комментарии
2014-07-08 в 21:34 

princess_Diana
Черная Луна/ Серебро в крови и светлые флаги восстания
Любовные сцены я всегда жду настороженно, но Сандерсон и тут хорош. Сири такая умничка.

2014-07-08 в 21:36 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Угу)
По словам автора, он иногда ее писал со своей жены. Это многое объясняет.)

URL
2014-07-09 в 12:53 

Реван Онаси
Как я сдерживаю ярость? Секрет в том, что я зол постоянно. (с) Вариан Ринн
Ура! Продолжение!
Проглотила всё разом. Светопеснь всё так же прекрасен! А Сири и Сесеброн всё так же милы! В конце главы порадовали красивый намёк и отсутствие в описании слишком откровенного и просто лишнего!

2014-07-09 в 13:18 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Ну. Сандерсон вообще не любитель физиологически описывать, он больше романтик.)
Пусть даже откровенные разговоры и есть)

URL
2014-07-09 в 18:27 

Продолжение! Спасибо.

URL
2014-07-09 в 19:36 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Пожалуйста)

URL
2014-07-29 в 17:41 

В этом году ещё будет продолжение?

URL
2014-07-29 в 22:30 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Естественно. Перевод до конца будет.

URL
2014-08-09 в 22:28 

Lollia Paulina
"The future seems so... clear."
О, новых глав ещё не было! Я ничего не пропустила. :))

2014-08-09 в 22:38 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Увы, у нас жара, я медленно перевожу.

URL
2014-08-09 в 23:18 

Реван Онаси
Как я сдерживаю ярость? Секрет в том, что я зол постоянно. (с) Вариан Ринн
V-Z, сочувствую... у нас тоже. Даже ночью большого облегчения нет.

2014-08-22 в 18:16 

Когда ждать новых глав?

URL
2014-08-22 в 22:33 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Когда доделаю.) Мне сейчас много чего надо одновременно успевать.

URL
     

Terra Draconica

главная