V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
В течение KotFE нам очень многих персонажей еще не вернули, в том числе и тех, кто появляется в тексте. А они ведь преизрядно интересны, и я полностью уверен, что спокойно сидеть они бы не стали. Вот из этой мысли и вырос текст.
На всякий случай предупреждаю - некоторые спойлеры к сюжетной линии рыцаря-джедая.

изображение


— Назовите свое имя и цель визита… — дроид-регистратор повернул фоторецепторы в сторону новоприбывшего и осекся. — Тысяча извинений, милорд. Смиренно прошу вас удостоить эти записи своего имени и цели визита на станцию Стайн.
— Лорд Правен. Ремонт корабля и ожидание встречи.
Дроид явно хотел задать уточняющий вопрос, но вовремя сообразил, что это не его дело. Лорды ситхов говорили столько, сколько желали сказать.
А сомневаться в принадлежности гостя не приходилось. Красная кожа и лицевые выросты чистокровного ситха говорили сами за себя, световой меч на поясе — тем более.
Так что регистратор поклонился и трудолюбиво занес сказанное в базу данных. Мимо прошелестело несколько ремонтных дроидов, устремившихся в ангар с истребителем гостя — тот и впрямь был очень потрепанным.
— Добро пожаловать на станцию, милорд.
— Отлично, — Правен смотрел в сторону, думая о чем-то своем, мимоходом уточнил: — Что это за уродливый корабль у вас пришвартован? Военная станция, а принимаете гражданские суда, причем республиканских моделей?
— Тысяча извинений, милорд, — дроид опустил голову. — Это малый республиканский грузовик…
— Это я заметил.
— Его привели закуульцы, милорд, они сами кого-то ждут. Согласно нынешней обстановке в Галактике…
Дроид не стал продолжать, опасаясь недовольства гостя. В Республике и Империи нашлось бы очень мало тех, кто обрадовался тяжелой руке Закуула, чья тень теперь лежала на всей Галактике. Пусть даже формально галактические государства управлялись своими правительствами, но солдаты Вечной Империи могли наведаться куда угодно, над рядом планет висели Звездные Крепости, а дань текла непрерывным потоком со множества миров.
Правен небрежно махнул рукой, фыркнув, и двинулся в глубь станции. Фоторецепторы дроида облегченно замигали.
Неспешным шагом ситх прогуливался по коридорам, обдумывая ситуацию. В плане зияло немало дыр, вызванных спешкой и недостатком информации. Но жизненный опыт и Сила могли помочь импровизации.
Он знал устройство таких станций и представлял, как пройти к шлюзу, где пришвартовался грузовик. Поворот, еще поворот… Крупный пустой зал.
И закуульский патруль. Пятеро небесных штурмовиков, боевых дроидов, что составляли большую часть армии Вечной Империи. Один монотонно докладывает командиру — высокому человеку, полностью закованному в золотистую броню и слегка постукивающему по сапогу отключенной силовой пикой.
Рыцарь Закуула.
Лицо Правена осталось безмятежным, однако он внутренне напрягся. Дроиды его нисколько не волновали, но вот Рыцарь мог быть опасен. Увы, до сих пор не удалось выяснить, насколько они чувствительны; Правен же так и не овладел умением скрывать свой отпечаток в Силе и характерные черты такового.
Он шел медленно и спокойно, позволив себе лишь недовольно скривить губы. Так и должен ходить лорд Империи, которому не нравятся завоеватели, но который слишком умен или осторожен, чтобы идти на конфликт с ними.
Небесные штурмовики остались позади, Рыцарь слушал доклад и не смотрел на ситха. Но Правен по-прежнему оставался настороже — и верно.
Рыцарь внезапно вздрогнул, удивленно дернул головой, повернулся.
— Эй! — окликнул он. — Стой.
Правен остановился и развернулся к нему, подняв бровь в легком удивлении.
— Что-то странное, — Рыцарь двинулся к нему, поднимая световую пику, но еще не включая ее. — Почему от тебя исходит явная…
Телекинетический удар вышиб из груди Рыцаря воздух и последние слова, швырнув его прямо назад, к стене. Штурмовики не промедлили ни секунды, моментально вскинув оружие, и воздух вспороли лазерные разряды.
Каждый из них наткнулся на лезвие меча, слетевшего с пояса Правена ему прямо в руку.
Ярко-синее лезвие.
Ситх рванулся вперед, погрузившись в спокойствие боевого транса, доверившись потоку Силы, текущей сквозь мир и его собственное тело. Полоса лазурного света рассекла одного из штурмовиков пополам — разрез вспыхнул тысячью искр из рассеченных проводов. Правен крутнулся на месте, отбивая новые выстрелы и чуть изменив угол парирования: двое дроидов рухнули, когда их же собственные разряды вонзились в их визоры.
Шаг в сторону с одновременным плавным смещением. Восходящий диагональный удар, рассекающий штурмовика, бросок вперед в окружении защитного ореола Силы и стремительный колющий выпад в голову дроида. Все, солдат больше нет.
Не останавливаясь, Правен повернулся — как раз вовремя, чтобы парировать яростный удар световой пики. Два синих лезвия столкнулись, световые потоки словно вжались друг в друга, пытаясь передавить, но оба бойца отскочили, разрывая патовую ситуацию.
Рыцарь не тратил время на слова; он немедля перешел в атаку, выплетая своим клинком сложный узор. Длина пики давала ему преимущество, но недостатки этого стиля Правен подметил еще в начале закуульского вторжения.
Он отступал, перехватывая стремительные колющие удары и отклоняя их в сторону. Мимоходом вгляделся в отпечаток Силы закуульца: как и всегда, Свет и Тьма здесь смешивались равномерно, закованные в тесные рамки кодекса и верности Вечной Империи.
На первый взгляд схоже с джедаями. На самом деле — огромная пропасть. Рыцари Ордена считали своим долгом защиту жителей Галактики, Рыцари Закуула — исполнение приказов своего владыки, какими бы те ни были.
Бойцы обменялись еще парой ударов, и Правен окончательно осознал стиль боя противника. Он быстро перебрал несколько вариантов и с сожалением выбрал один из них.
Маневр в сторону — словно бы желая обойти противника. Якобы неудобное положение у тела штурмовика. Ожидаемый выпад Рыцаря — прямой и очень быстрый, на всю длину пики.
Правен не стал его парировать. Он лишь развернулся, и пика прошла параллельно его груди. Меч ситха взлетел вверх, перерубая древко, Правен крутнулся на месте, продолжая движение и перехватывая собственное оружие обратным хватом и нанося свой удар.
Синий клинок прорезал доспех и глубоко ушел в грудь закуульца.
— Я сожалею, — искренне сказал Правен, ощущая, как гаснет жизнь Рыцаря. Тот с грохотом рухнул на пол, ситх выключил меч и вернул его на пояс. Никакого удовольствия он не испытывал. Даже пребывая в Империи и на Темной стороне, он чувствовал удовлетворение от выполненной задачи и от хорошего поединка, но не от чужой смерти.
После того, как Правен стал джедаем, смерти вообще стали ему неприятны. Иногда необходимы, приходится признавать, но не приятны.
Но ясно одно: медлить больше нельзя. Даже если Рыцарь не подал никакого сигнала, с ним наверняка регулярно связываются.
Вокруг никого не было, соблюдать маскировку не требовалось. Воззвав к Силе, Правен сорвался с места с такой скоростью, что для постороннего взгляда будто размазался в пространстве.
Коридор. Поворот. Второй коридор. Выход к шлюзу. И два штурмовика, охраняющие его.
Выплеск Силы впечатал одного из них в стену, разбивая управляющие контуры внутри доспеха. Меч сорвался с пояса, прянув к другому и включаясь уже в полете; дроид успел только раз выстрелить, а потом световой клинок снес ему голову.
Поймав оружие на лету, Правен устремился в корабль. Он чувствовал присутствие адептов Силы на борту, а значит, они его тоже почуяли. Преимущество внезапности пока что за ним. И знание местности тоже, планы таких миниатюрных грузовиков Правен изучил до мелочей.
Последнее, что рыцарь-ситх сделал, прежде чем оказаться на борту — дотянулся мыслью до контрольной панели и нажал кнопку, задраивая шлюз. Нельзя угрожать станции разгерметизацией.
План сработал. Правен, не снижая скорости, промчался по коридорам, чувствуя, как в иных отсеках озадаченно начинают движение другие Рыцари. Остановился он только чтобы потратить пару секунд: открыть дверь рубки, скользнуть внутрь, закрыть. А после этого — чуть поработать с панелью, заблокировав вход.
Сразу после этого ситх метнулся к пульту, пальцы замелькали по клавишам, набирая затверженные команды. Закрыть внешний люк. Начать отстыковку от станции. Запустить двигатели.
Он отстраненно чувствовал, как позади приближаются четыре ярких отпечатка в Силе, а далеко за ними волнуются еще пара десятков гораздо более слабых. Итак, четыре Рыцаря. Сложный бой. Тот, из которого не выйти целым, если вообще получится победить.
Правен знал, что задраенный люк надолго Рыцарей не задержит. Они будут трудиться дольше, чем джедаи или ситхи: световой пикой вскрывать двери менее удобно, но все-таки возможно. А если среди них окажется и мощный телекинетик…
К счастью, ему не требовалось делать все в одиночку.
Даже не глядя на показания корабельных сенсоров, Правен знал: сейчас от астероидного пояса быстро движется другой грузовик, значительно более крупный. Очень скоро их маршруты пересекутся.
За дверью загрохотал топот сапог, люк содрогнулся, но не открылся. Послышалось шипение вгрызающихся в металл световых клинков.
Правен подал всю энергию на двигатели, ускоряя движение; судя по его ощущениям, Рыцари от неожиданности чуть не слетели с ног, но удержались. И все же еще несколько секунд смятения он выиграл.
Он никогда не считал себя толковым пилотом, но простыми маневрами овладел. А задача стояла как раз простая — отойти от станции, лечь на нужный курс, завести корабль в гостеприимно открытый ангар второго грузовика.
Когда дверь наконец поддалась и рухнула, судно уже вплыло в ангар, и за ним сомкнулись створки люка и силовые поля.
Правен прыгнул к люку, включая меч и отражая первый выпад. На пороге он мог полностью уйти в оборону, ограничивая маневры вражеских пик, и не давать Рыцарям напасть на него одновременно. Опять-таки, бесконечно тянуть время было нельзя, но и не требовалось.
Синие клинки сталкивались и отлетали друг от друга, наполняя рубку бешено мечущимися отсветами. Лицо Правена отражало лишь безмятежную сосредоточенность, резко контрастируя с непрерывным движением меча.
Но вот позади пискнул индикатор: в отсеке снаружи установились нормальные давление и атмосфера.
Правен одним прыжком оказался у пульта и направил в иллюминатор сконцентрированный удар Силы. Транспаристил не выдержал, раскололся, и рыцарь-ситх вылетел наружу следующим прыжком.
У Рыцарей более не было выбора. Выйти в космос в разгерметизированном корабле они не могли — им оставалось лишь попробовать захватить чужой.
Одна за другой четыре фигуры в золотых доспехах вылетели сквозь разбитое окно, сверкая визорами и световыми пиками. Они рухнули сверху, уже принимая боевое построение, готовясь к скоординированной атаке.
Первый из них погиб сразу, когда массивная тень метнулась к нему от дверей отсека. Рыцарь еще даже успел повернуться и вскинуть пику, но огненно-красный световой меч отсек ему голову с ювелирной точностью.
Правен прыгнул вперед, сковывая боем одного из Рыцарей. Двое оставшихся бросились на нового противника — высокого и мощно сбитого чистокровного ситха в тяжелом доспехе.
«Обречены», — мимоходом подумал Правен. Он очень хорошо знал, насколько опасен в бою его союзник. Сам Правен гордился своим мастерством, но легко признавал: до бывшего Гнева Императора ему было очень далеко.
Оценка оказалась верной. Воин блокировал удар пики одного из Рыцарей, одновременно смещаясь так, что он оказался за спиной второго — и ударил кулаком, вокруг которого вспыхнули яркие молнии Силы. Шок пронизал все тело закуульца, тот рухнул на колени; спустя долю секунды красный клинок разрубил ему голову.
Оставшийся Рыцарь пытался обороняться от обрушившегося на него шквала ударов; противник Правена, осознав происходящее, внезапно прыгнул в сторону, к выходу из ангара, покрыв десяток метров. Он явно собирался сделать то же, что и сам Правен — прорваться в рубку, увести корабль к станции.
Не смог.
Стоило Рыцарю рвануться в коридор, как мощный всплеск Силы вышвырнул его оттуда, будто тряпичную куклу. Закуулец даже не смог безопасно приземлиться — красный клинок встретил его в воздухе, разделив на две половины. Последний Рыцарь рухнул на пол секундой позже: его горло было раздавлено хваткой Силы.
Правен перевел дух и отключил меч. Бросил короткий взгляд на своих союзников — мрачного воина-ситха и входившего в отсек бледного зеленоглазого человека.
Лорд Скордж, бывший Гнев Императора, один из старейших воинов Империи Ситхов. Поднявший меч против своего владыки, но безразличный к Свету и Республике.
И рыцарь-джедай Саджар, в прошлом — Дарт Саджар, мастер Темной стороны, отринувший ее ради нового ученичества, изменивший себя.
Именно из-за такого состава на станцию Стайн отправился именно Правен. Он был гораздо менее узнаваем, чем бывший личный убийца Императора и бывший член Темного Совета.
Два нетипичных джедая и один ситх с уникальными взглядами. Парадоксальная группа. Хотя не такая уж парадоксальная, если учесть, какую роль в их жизни сыграл один и тот же молодой рыцарь…
Правен встряхнул головой, прислушался к Силе. Нет, Рыцарей на корабле больше не было, ощущались лишь более слабые отпечатки.
Падаваны Ордена. Дети, которых успели вывезти с Тифона во время закуульского вторжения в разные укрытия по Галактике. Но одно из таких укрытий нашли силы Закуула и доставили на Стайн, ожидая прибытия корабля Вечного Флота. Правен понятия не имел, что бы ждало детей в Вечной Империи, но допускать этого они с Саджаром не собирались.
Так и спланировали операцию. Добыли истрепанный имперский истребитель, их грузовик-база застыл в засаде, Правен примерил маску прежней жизни.
Джедаи обменялись короткими взглядами, и Саджар одним движением взлетел на корпус корабля, направляясь успокоить детей и объяснить им происходящее. Они с Правеном обговорили это заранее. Среди падаванов могли оказаться те, кто знал рыцаря-ситха по Тифону, но лучше было не рисковать: человек испугал бы их значительно меньше, чем чистокровный ситх.

Грузовик ушел в гиперпространство в расчетное время, задолго до прибытия закуульских судов. Саджар успокоил всех падаванов и разместил их на борту, не забыв пояснить, что здесь делает адепт Темной стороны.
Когда все трое союзников собрались в рубке, Правен наконец смог расслабиться, чувствуя лишь безмерное удовлетворение. Задача выполнена. Дети в безопасности. Прагматизм имперского воспитания добавлял: «а еще враг лишился пятерых сильных бойцов», и Правен не возражал внутреннему голосу.
— Я по-прежнему считаю, что эта операция была не нужна, — сказал Скордж, глядя в иллюминатор, за которым пространство рассекали яркие полосы звезд. — Вы же и дальше будете растить их как джедаев.
— Но мы же и есть джедаи, — отозвался Правен. — Кем бы ни были ранее. Вот и решаем конфликты способом, который близок нам-нынешним.
— Галактика парадоксальна, — поддержал Саджар, пожав плечами. — Мы оба проиграли бой джедаям, и нас обоих они переубедили. Но, невзирая на такие условия, теперь мы спасаем жизни.
— И это приносит удовольствие, — чуть улыбнулся Правен. Саджар согласно кивнул.
— И может привести вас к слабости, — сухо заметил лорд Скордж. — Нет, благодарю. Моя жизнь принадлежит Темной стороне, джедаи для меня — лишь временные союзники.
— При этом вы сами признавали, что сила джедаев лежит в иной плоскости, нежели ситхов, — напомнил Саджар. — И союз с нами вы выбрали самостоятельно.
— Верно, — признал Скордж. — Но в жизни не раз приходится делать то, что тебе неприятно.
Правен снова улыбнулся. За прошедшие годы он не раз думал о жизни до судьбоносного поединка на Татуине и после него. И неизменно приходил к одному выводу.
Следовать кодексу чести можно на любой стороне. Но Светлая ощущается теплее. Может, разница и малая.
Только для чаш его личных весов ее более чем хватало.

@темы: Star Wars, Летняя ФБ, Творчество