Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:13 

Тайны баронства

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Баронство Кэнворт не то чтобы велико, но все-таки обшарить его будет непросто. Так что группа разделилась: эльфы и Риман отправились к побережью, остальная группа – в сторону баронского замка.
По пути наемники остановились в небольшой деревне, чтобы передохнуть и заодно выяснить местные слухи. О таковых осведомился Данила, местные жители резонно предположили, что ему деревенские новости совершенно ни к чему, и указали на путешественницу. Разговор с которой хадорец передоверил Кельтасу, справедливо сказав: «ты – социальный тип, я – асоциальный».
Светловолосая странствующая мечница говорила с легким хадорским акцентом и флегматично ответила на вопросы капитана. Поведала все то же насчет эксцентричности барона Джулиана Кэнворта, который принимает у себя всех, кто ему интересен. А заодно добавила, что возле замка видела каких-то подозрительных людей, уже в потемках. Понятия не имеет, кто они, если честно. Кельтас принял к сведению.
А завтра у барона «вольный прием» – приходите кто хотите, главное, чтобы его светлости интересно было. А уж такая долбанутая необычная группа его точно заинтересует.
Тем временем Гонзалес и Котори накупили столько алкоголя, сколько сумели и предались возлияниям. Кельтас посмотрел на это, и увел Ливи наверх, хотя она флегматично сказала, что полгода подглядывала в окна дома Розовой Тетушки. Что тут ей нового покажут…
Утро началось с того, что Кельтас пошел искать пьяных подчиненных, которые по выражению трактирщика, «нахрюкались здесь и пошли свинячить дальше». В итоге по храпу он нашел их в хлеву, где из соседнего отделения на храпящих угрюмо смотрел хряк, почуявший конкурентов.
При помощи ледяной воды, командирского рыка и нашатыря (обнаружился у Ливи) этих двоих удалось поднять. Согласно приказу они купили у трактирщика мыло и вымылись прямо у колодца, разоблачившись полностью. Данила, решив оправдать репутацию дикого хадорца, присоединился. Девушки из соседнего дома с интересом пригляделись, мать на них наорала, капитан потом ходил извиняться.
(Надо сказать, что Кельтас периодически потирает переносицу и клянется: «Вернусь в Каспию – найду Джека, который мне этих господ посоветовал, и скажу ему та-акое спасибо!..»)
Когда отряд уезжал, Данила помахал рукой в сторону дома девушек. Увидел, однако, только давешнюю наемницу, которая помахала в ответ мечом.
Добравшись до замка, наемники попросили о встрече с бароном. Ну… как попросили… Кельтас с Константином пошли. Гонзалес и Котори под присмотром Ливи двинулись знакомиться с местными. Данила тихо пошел по замку.
Барон гостей принял радушно, даже нашлись у них с Кельтасом общие знакомые знакомых. Капитан объяснил, зачем они приехали, Кэнворт изумился и даже испугался, что по его землям бродят тамариты. При упоминании темных личностей кивнул: ага, конюх Джек видел тоже, но я решил, что он снова напился.
В целом барону в голову пришла светлая мысль – а приглядитесь к моим гостям? А вдруг они заговорщики и подлые тамариты? Кэнворт так светился осознанием своего исполинского ума, что Кельтас и Константин даже спорить не стали. Узнали, что ближайшие помощники барона – телохранитель и архивариус, получили разрешение на действия в замке, и разошлись.
Кельтас двинулся в архивы. Познакомился с той самой архивариусом, молодой красивой женщиной по имени Аделина Мортенсен. Та пожаловалась, что – увы! – не может заниматься прошлым так, как хотела бы, она еще и финансовые дела ведет. Показала, где есть хроники времен Восстания, но ничего интересного для себя про орготов арканист не нашел. Зато понял, что в замке есть подземелья и тайные ходы, попросил карту у барона (отвлек от гостя, подарившего ароматические свечи). Тот дал, выход из подземелья оказался где-то в полукилометре от замка.
Константин же пошел побеседовать с конюхом. Джек оказался если не родственником, так духовным родичем кузнеца из Портминстера – по тому же стилю речи. Подтвердил – да, видел. Не знает, кто. Пьян не был, полторы бутылки всего выпил.
Тем временем именно в поисках выпивки по замку шатались ордийский троллькин и ллаэльский стрелок под присмотром сигнарской уличной девчонки. Договориться со стражей у ворот не вышло: она на посту. Поэтому компания наведалась на замковую кухню, не подумав о том, что алкоголь на кухне наверняка идет именно в блюда.
Кухарка – могучая огрунка, на добрый фут выше Котори – отнеслась к гостям сурово, и на просьбы отвечала «хрясь» тесаком по куску мяса. Попытка троллькина рассказать про то, что он впервые видит такую красивую огрунку, и лишь недавно видел другую, помоложе, которая на фабрике и так далее (выдуманную на ходу) привела к грозному вопросу: «Ты что, за моей племянницей ухлестывал?!»
Но вперед вылезла Ливи, захлопала глазами и умильнейше попросила попить. А на вопрос растроганной огрунки «а чего, девочка?» сказала «Апельсиновый сок».
Гонзалесу и Котори пришлось удовольствоваться половиной буханки хлеба. Зато на обратном пути они столкнулись с баронским телохранителем Морганом Таунсендом, магом-стрелком. Тот гостей пожалел и дал выпить по глотку из личной фляги.
В это же время Данила аккуратно обходил замок, намечая, что тут можно, говоря по-хадорски, styrit’. Нашел пустые коридоры, нашел несколько запертых комнат. Аккуратно вскрыл одну, поглядел на сундуки, запомнил, запер обратно. Вскрыл вторую, поглядел на шкафчики, собирался то ли посмотреть, то ли запереть… и услышал шаги за углом. Данила быстро прикрыл дверь и сделал вид, что стучится. Из-за угла вышел человек в темной одежде с аккуратной бородкой и слегка приподнял бровь.
Хадорец что-то почуял. Вспомнил, как Шон Крюк показал ему пару воровских жестов Сигнара – чтоб не прикололи, приняв за шпика. Взял и показал – и незнакомец ему нужным жестом ответил.
Данила улыбнулся, открыл дверь и жестом пригласил – «мол, после вас». Коллега-сигнарит тоже улыбнулся, зашел, повскрывал шкафчики умелыми руками, добычу поделили. Флакончик из-под духов с уксусом – поставили обратно.
Как оказалось, практически тезки: сигнарита звали Дэниел. Воры договорились встретиться здесь под темное время, Дэниел дал совет: «держите инструменты как можно ближе к телу». На том и разошлись.
Снова сойдясь, наемники поделились информацией. И тут Кельтаса внезапно осенило: стоп. Записка некроманта из храма заканчивалась на «пока не приедет Мо…»
А фамилия архивариуса – Мортенсен.
А телохранителя зовут Морган.
Так. У Кельтаса возникла куча подозрений. В общем, они с Ливи отправились на прием, Гонзалесу было сказано присматривать за Морганом, Данилу отправили следить за Аделиной, Котори пошел сторожить подземелье, Константин – во двор, патрулировать вокруг замка в компании варджека.
Морган курсировал вокруг замка. Кельтас прохаживался, слушал беседы, пил шампанское. Ливи напомнила, что он клялся не пить, Кельтас сказал, что это не выпивка даже, девочка немедленно поинтересовалась «значит, мне тоже можно?» Капитан не нашел возражений и дал попробовать. Ливи констатировала «Пиво забористее». Кельтас на какое-то время впал в ступор, понимая, насколько мало он знает о реальной жизни.
Данила тем временем добрался до архивов, Аделины там не обнаружил (она как раз пришла в зал, писать что-то под диктовку барона). А вот кого обнаружил – так это двоих слуг, которые обсуждали, что им надо нечто вынести из замка. Некую реликвию. Кража тут замышляется.
Данила доложил, Кельтас аккуратно известил барона, тот всполошился. Реликвия – это видимо, святой меч одного из предков. Хранилище – рядом с его апартаментами. А может, засаду?
Устроили. Кельтас, Котори и Гонзалес в засаде, Данила крадется за злоумышленниками, к которым присоединился еще один. Схватка была очень быстрой: хадорец почти насмерть режет одного, внезапный Кельтас приставляет рапиру к горлу второго, не менее внезапный Гонзалес целится во всех. Окончательно грабителей добил Котори, который вышел с гранатой в руке и сказал «сдаетесь или бросаю ее».
Грабители признались – работают на некоего Черного Пратта. Кто впустил в замок? Хромой Берт, садовник.
Барон Кэнворт позвал стражу, та скрутила негодяев, наемники ринулись в комнату садовника – а его не обнаружили. Зато хромой вышел как раз на Константина, и попытался отговориться. Это услышали из окна, Кельтас распахнул его и заорал: «Брать!» Тогда в Константина выстрелили, но вот Авессалому бандит противопоставить ничего не мог. Варджек его просто схватил и держал, хотя садовник потерял сознание.
Кельтас, экономя время, спустился из окна по веревке. А вот Котори попросту выпрыгнул, плюхнулся о землю, отрегенерировал урон. Причем весь урон пришел в интеллект, что символично.
Барон Кэнворт очень благодарил наемников, и пригласил их к себе, чтобы успокоить нервы. Налил всем вина из личных запасов, зажег ароматические свечи, выпил вместе с ними, и сказал:
– Господа, я точно знаю, что вам сейчас нужно. Нужно… Спать.
И вокруг него вспыхнули рунические кольца месмерического заклинания. Поздравляю, наемники нашли тамаритов.
Сопротивление заклинанию прокинул один Кельтас. Но он здраво рассудил, что один он не сделает ничего, и изобразил потерю сознания. Вошла стража, быстро унесла всех в подземелья, надев кандалы, а Кельтас успел расслышать разговор барона с кем-то из помощников.
– Что с ними делать, ваша светлость? Может, сразу…
– Не торопитесь, друг мой. Учтите, что они сюда прибыли по чужому поручению, и если они не вернутся, то это лишь подкрепит подозрения пославшего. Как хорошо, что достопочтенный наставник счел возможным предупредить нас и дать описания.
– А, понимаю. Но вот если они вернутся и подтвердят, что все в порядке, или даже дадут нужный след – то можно уже не опасаться.
– Совершенно верно! Так что доставьте их вниз, и вскоре мы все ими займемся.
– Уверены, ваша светлость? Они могут оказаться неподатливы.
– Самые неподатливые запомнятся товарищам как героически погибшие в бою. Или же я могу просто обратиться к наставнику, пока он еще доступен. Я полагаю, господин К не откажет в такой малости, а уж он-то точно справится.
Вот так-то.
Открыв глаза в подземелье, Кельтас понял, что дело плохо. Все наемники – в отдельных камерах. На всех, кроме Котори – антимагические кандалы, которые раскаляются при применении магии. Да, на Даниле тоже, потому как по морде неясно, кто он там. Вдруг Серый Владыка.
А еще в темноте далее кто-то зверски ревет.
Кельтас попытался вынуть палец из сустава и вытащить руку из кандалов. Одну удалось, вторую – нет. Он попытался отыскать камешек, чтобы расковырять замок – и нашел… алмаз. С гравировкой в виде символа Вознесенной Катрены.
(Вообще, алмаз был сочинен на ходу. Потому что честно, на поиски Кельтас кинул максимум, какой только мог быть, и я решил что такая удача определенно свыше).
Постепенно в себя пришли все, и главное – Данила. Потому как все снаряжение у героев, конечно, отобрали и спрятали… но совету тезки хадорец последовал, и укрыл отмычки в нижнем белье. Ну а отмычки+мастер-вор = освобождение. Константин, правда, одну руку себе освободил тем же способом, что и Кельтас.
Заодно и рев прояснился: проснувшийся Котори узнал, что это ревет чистокровный тролль. Добрый вечер.
Но как только все освободились – послышались шаги в темноте. Все насторожились, однако из темноты возникла Ливи. В платье горничной.
Оказалось, девочка усыпления избежала, сперла платье, гостям говорила, что служанка в замке, слугам – что служанка гостя. Прошмыгнула в подземелье, укрылась, высмотрела многое. Дверь, ведущая наверх, накрепко закрыта. Но Ливи знает, где снаряжение – похоже, в подземельях барон Кэнворт держит все, что нелегально. А, кстати, тут еще и местные архивариус с телохранителем прошли.
Кельтас прикинул, что где-то тут должен быть ход на поверхность. Решение было просто: наведались к хранилищу, забрали снаряжение. И в хранилище был заблокированный подъемник, на котором, к большой радости священника, ранее спустили Авессалома.
(Легкая натяжка, но я-то знал, что персонажей ждет впереди. И без варджека им бы было невесело. Совсем).
Дверь, кстати, была с ловушкой – Ливи вовремя вспомнила, что ей об этом сказали. А еще тут были разные некромантические чернила и книги; кое-что Кельтас взял как вещдоки, а остальное сокрушили и подожгли с такой радостью, будто ударились в менитство.
А потом двинулись к ходу. По пути нашли и клетку с троллем по имени Глыг, который очень хотел есть и пить. Котори с ним договорился, и ему скормили немало рационов, два бурдюка алкоголя, фляжку Гонзалеса (угу, вместе с самой фляжкой) и еле убедили, что остальные – не еда. Еще выяснили, что Глыгу интересен некто Бург, и что соседняя клетка пуста, но не так давно была обитаема. Тролля выпустили, и он бодро ринулся в темноту, бить кому-то морды. Судя по очень быстро раздавшемуся воплю, немедленно огреб сам.
Влетевшие следом за Глыгом наемники застали такую картину: громадная пещера, в середине – пропасть, через нее перекинут мост. Через мост улепетывает Глыг – в сторону тоннеля в дальней стене. Перед мостом с этой стороны – яма.
А еще присутствуют переодевшиеся в доспехи Аделина, Морган и легкий варджек «Коготь» с щитом и копьем. И стоило всем ринуться вперед – как из ямы вылезло то, над чем работала Аделина, и что искал Глыг.
Тролль. Лютый тролль. Мертвый лютый тролль, поднятый как нежить.
Последовал крайне напряженный бой, из которого стоит выделить моменты:
- Данила сразу насел на Моргана, но у мага-стрелка был в запасе далеко отбрасывающий Rune Shot: Momentum, и Таунсенд сбросил хадорца в пропасть. Тот едва успел уцепиться и вылезти.
- «Коготь» насел на Гонзалеса, который никак не мог пробить его броню (особенно после того, как Аделина повесила укрепляющее заклинание). Через несколько раундов до мага-стрелка дошло, что сзади-то у варджека щита нет. Этим можно пользоваться.
- Котори хотел дать по голове Аделине или троллю. Некромантка взяла троллькина телекинезом и уронила в яму. Котори вылез и решил повторить фокус из логова Ланеля – взрыв гранаты у себя в руке. Увы, до ее срабатывания Таунсенд влепил в троллькина второй i>Rune Shot: Momentum, и перекинул его через яму, а взрыв едва не задел Кельтаса. Урон Котори пришел снова в интеллект. Что символизирует.
- Мертвый тролль упорно стоял и бил. Честно говоря, я думал, что проблемы будут с броней – но персонажи, кроме Кельтаса, по нему упорно мазали. Это по 12-то защите. А бил он чувствительно – снес в ноль Константина, почти догрыз Авессалома.
- На определенном этапе Аделина кинулась бежать, ощущая свои раны. Таунсенд тоже хотел, но ему бросили «Стань моей стеной!», сработало месмерическое заклятье, и стрелок бился до последнего. У тоннеля же была какая-то темная высокая фигура.
В целом, после завершения боя группа была потрепана. Кельтас оставил Котори стабилизировать священника и вместе с Гонзалесом и Данилой ринулся за Аделиной.
…и нашел ее в тоннеле. Со сломанной шеей, причем качественно и быстро сломанной. Однако.
Группа упорно не хотела уходить, не поблагодарив барона. И он очень вовремя подставился, выехав в карете за пределы замка – так что наемники сумели перехватить карету, сбить барону заклинание и надеть на него те самые кандалы. А потом насели так, что он многое рассказал на пути в Серил.
Барон Кэнворт – тамарит, глава местного септа. В храме Кайрисс были именно его люди. Ограбление замка – настоящее, он как раз и ехал разбираться, что это за Пратт такой. Преступления Ланеля Гозки… а кто это?
Вот тут все слегка озадачились. Про Ланеля Кэнворт понятия не имел. Связующим звеном оказался все тот же таинственный господин К, который и навел тамаритов на храм Кайрисс, и взял немало их техники в уплату. Он же открыл септу много нового, в том числе как раз в области месмеризма.
А вот ничего о самом К барон поведать не может. Помнит лишь, что тот изрядного роста.
Наемники доставили барона и доказательства Каллахану. Тот все выслушал, помянул мать, велел барона сунуть в камеру, в случае чего – тактично дать в глаз. Наемникам – отдыхать.
Сам Каллахан сорвался в Кэнворт со своими подчиненными, магами Братского Ордена и удачно подвернувшимися членами Ордена Просвещенных. Накрыли всех, лишних улик нашли море.
Тем временем Кельтасу пришло письмо, которое он читал очень внимательно и с очень большим интересом.
На следующий день капитан посетил наемников, выдал обещанные деньги и еще семьдесят сверху. И от души посоветовал на время валить из Серила, а лучше – из Сигнара. Почему? Потому что герцог Дергерал старается быть идеальным и безупречным. А тут и маньяка нашли, и культ нашли, и посадили одного из вернейших сторонников герцога. Герцоги не любят выглядеть дебилами.
Таким образом, прикинув варианты дороги, группа отправилась в сторону Орда по суше. Приключения их там тоже ждут. Не сомневайтесь.

- Ограбление замка действительно не имело отношения к барону. Но вот он им воспользовался, потому как ломал голову – как бы собрать наемников и обработать их разом? А тут они сами подставились.
- Касательно забывчивости насчет господина К волшебники Ордена могут сказать, что это известный фокус месмеристов: заострить воспоминания на паре-тройке ярких черт, что позволяет стереть из памяти все остальное. Но для этого надо немалое умение.
- Ливи про ловушку в подземелье действительно сказали. Дэниел сказал. Откуда знает? А вот об этом умолчал.
- Почерк рун на мертвом тролле совпадает с почерком рун на траллах-воинах из храма. И именно с почерком на них.

@темы: Iron Kingdoms, Дети Имморена, Игровые отчеты, Игры живые

URL
Комментарии
2017-01-09 в 15:23 

Дариона
Добрейшей души ДК (с)
Про герцогов - отлично :-D

2017-01-10 в 00:40 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Но ведь правда.)

URL
   

Terra Draconica

главная