Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:48 

Пять длинных пальцев, часть II

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
У нас еще пополнение. Встречайте:
Фельсир Врир – иосанин, интеллектуальный сыщик/солдат, принадлежит к той же фракции, что и Толиол. Очень малоразговорчив.

После схватки со скрытнем Котори полностью восстановился первым, потому как и пострадал не так сильно, и троллькинская регенерация способствует. Так что, пока остальные приходили в себя, он двинулся погулять по родному городу.
(Тут стоит пояснить: Котори, как упоминалось, родом из Пяти Пальцев, и именно тут он учился варить наркотики и прочее у алхимика Альберто Кинелли. Но дома не бывал уже три года, хотя и отточил навыки меканика).
И вот во время прогулки мимо него прошел молодой человек… потом резко остановился, повернулся и назвал Котори по имени. Троллькин напряг интеллект и вспомнил: этого парня он видел у Кинелли. Не разговаривал, но вроде он какой-то его родственник.
Как оказалось, парня зовут Паоло. Он племянник Кинелли… а учитель Котори, увы, умер полтора года назад. Паоло унаследовал дело, алхимик из него компетентный, но средний, вести дела финансовые получается куда лучше.
Только вот проблема: на лавку наехала троллькинская банда и предлагает – или отдает лавку, или отдает каждый месяц решительно все деньги, или ему ломают все, что можно. Паоло резонно не доверяет страже и ищет помощь. И вот так удачно встретил.
Котори честно сказал, что для племянника Кинелли – что угодно. И бесплатно.
Бандиты должны были прийти сегодня, так что Котори отправил Паоло к лавке, сам быстро смотался в гостиницу за тележкой с броней и закупил пару бочонков выпивки. На месте оставалось еще немного времени, так что он установил паровой доспех внутри лавки и уселся снаружи ждать бандитов.
Те прибыли довольно быстро. Три троллькина, в костяшки которых были вбиты острые шипы – характерный признак банды Кастетов. Серьезные ребята.
Наличию троллькина вместо худосочного алхимика они удивились, но от своих намерений не отступили, и повели себя крайне агрессивно. Котори, видя, что дипломатия не очень работает, зашел внутрь лавки, быстро облачился в доспех и вышел предлагать одно из двух – или цеп, или бочонок. К своему несчастью, Кастеты силу воли прокинули и решили, что втроем набить чужую морду они могут.
…ну что сказать. Мало того, что Котори выиграл инициативу, так он еще и в первом же раунде положил двух троллькинов отдыхать. Третий лег во втором раунде, потому как атак не хватило. Более того, регенерацию троллькины упорно не прокидывали. Троллькины. Не регенерировали. Куда катится мир.
Спасло их лишь то, что Котори старался оппонентов не убить, и после боя убедился в том, что они живы. Паоло смотрел очень большими глазами, его то ли жена, то ли подруга – тоже. Но сказать ничего не успели, потому что пришел четвертый троллькин – куда больше и свирепее первых трех. Явно главарь.
Главарь (как выяснилось, Фендрак Кроворез) ситуацию уяснил быстро, и очнувшийся командир группы снова получил в зубы с вопросом: «я вам сказал добыть нам услуги алхимика, а вы чего делали?» Самодеятельность ему явно не нравилась. А вот самонадеянность Котори Фендраку, напротив, пришлась по душе.
Сошлись на следующем: Кастеты не трогают лавку, но зато Паоло каждый месяц варит им пять эликсиров. Алхимик с радостью согласился. Фендрак предложил Котори заходить, если захочет в нормальную банду.
А Паоло, помимо благодарностей, вспомнил кое-что, оставшееся от дяди, вылетевшее из головы по причине таких бед. И быстро принес шкатулку, которую Кинелли завещал передать ученику.
Внутри оказалась маленькая книга алхимических рецептов. И письмо.
Котори,
Если это письмо попало к тебе – значит, я уже пребываю в свете Морроу. Это вряд ли меня огорчило, все мы смертны, и разница лишь в том, что мы оставим после себя.
Именно поэтому я пишу эти строки.
Мой племянник – хороший парень, но он куда лучше ведет дела, чем работает с лабораторией. Он проживет без дополнительных рецептов, а по классическим научился работать не хуже рулских часов.
Ты – другое дело. У тебя изрядный потенциал, Котори, и ты можешь стать куда лучшим алхимиком, чем я. Именно потому я завещаю тебе свой сборник рецептов, и кладу его вместе с этим письмом; надеюсь, когда ты снова окажешься в Пяти Пальцах, они тебе еще пригодятся.
Но прошу тебя, не трать свой талант так, как я. Не растрачивай его в городе Болиса и не спускай его на наркотики и бесполезные зелья. Я совершил эту ошибку, не повторяй ее за мной. Найди свою дорогу. Я верю, что ты это сможешь.
Да благословит тебя твоя богиня.
Альберто Кинелли

Котори вздохнул и пошел в лавку варить яд, который обещал сделать по просьбе Кельтаса. И сварил.

Команда же тем временем окончательно пришла в себя и начала интересоваться контрактами. Кельтас снова наведался к Фионелли в сопровождении Джованни и Риманн; увы Холлвезера еще не нашли… зато нашли Смека. Того самого гоббера, который так подставил команду в день прибытия. Господину Доминику интересно стало.
Гоббер не стал увиливать и честно объяснил: он не подставлял наемников. Точнее, подставлял не их, он хотел устроить неприятности Разбойникам Полсоновой улицы. Зачем? Приказал некий Томас Далтон, перед тем как уехать из города по делам. Почему Смек слушался? А вот вы бы не послушались психованного мага?
Кельтас вспомнил свое собственное убеждение посредством силового молота и согласился. Но предупредил, что в следующий раз пощады не будет, и посоветовал извиниться перед Котори. Смек так и сделал, принеся две бутыли хорошего алкоголя.
Группа же занялась делом Когтя – потому что как раз новости о свежем трупе. И принесла их снова Ливи, которая по этому случаю даже вспомнила умное слово «тенденция». Словом, к месту преступления двинулись Кельтас, Котори, Ливи, Данила, Риманн и Джованни. Последний скрипел зубами по поводу Когтя, и стало ясно, что от его лап погиб кто-то из близких знакомых или родственников ордийца.
На месте имелась пара хмурых стражников и труп. А еще внезапно оказался человек, который взял этот же контракт самостоятельно. Точнее, не человек, а иосанин Фельсир. И у него тут оказались знакомые – как выяснилось, Фельсир знал Кельтаса, и именно у него странствующий дворянин поучился эльфийскому языку.
Кратко пообщавшись, компания решила объединить силы. Труп с точки зрения медицины оглядели именно Фельсир с Котори, но последний выяснил больше. Собственно, что поняли:
Верхушка черепа жертвы была спилена хирургической пилой или схожим инструментом. Операцию провели после смерти жертвы, убийца работал очень тщательно и профессионально, прекрасно понимая, что и как делать.
Хотя раны и похожи на отметины от когтей, разрезы слишком уж ровные, а края ран слишком чистые. Похоже, их нанесли каким-то острым инструментом.
Расположение ран свидетельствует: жертву застигли врасплох и убили одним-единственным ударом когтистого инструмента в горло. Нет ран, свидетельствующих о том, что жертва сопротивлялась.

Так-так. Джованни напряг память и примерно вспомнил звучание имени жертвы, он тут много кого знает. Кажется, были нелады с головой.
Подумав, Кельтас разделил группу. Сам он вместе с Фельсиром направился к страже за материалами об иных убийствах. Уточнив имена – послал Котори и Данилу в местный дом для умалишенных, Котори его знает. Нет, не лечился, просто больница стоит на Приютском острове, где Котори и жил до ухода из города. Джованни и Риманн было поручено выяснить детали касательно жертвы.
Последнее оказалось проще всего. Задавая верные вопросы местным, рыцарь и вор выяснили, что звали убитого Горацио Беннетт, он действительно был двинут на голову, и что лечился. В лечебницу его отправила сестра-швея, единственная живая родня. Наемники наведались к сестре, она, узнав о гибели брата, очень огорчилась, но многого рассказать не могла. Горацио слышал голоса и беседовал с ними, после выписки скитался по городу и время от времени чем-то подрабатывал. Нигде не жил, потому как у сестры маленькая комнатка и она сама концы с концами с трудом сводит.
Кельтас и Фельсир тем временем засели за дела. Четкой и точной работы ждать не приходилось, тут вам не Серил. Но хотя бы имена стали ясны, способ убийства – одинаковый. Все жертвы – или бездомные, или очень бедные, у всех следы операции на мозге, и у всех были проблемы с головой. Убийства совершены в пределах последнего полугода. Тенденция ясна, осталось примерить на жизнь. Заодно и очертить ареал убийств. Нет, в центре ничего подозрительного, краем круг задевает богатые кварталы. Но учитывая общую скученность Пяти Пальцев, в любой круг неминуемо попадает очень многое.
Котори и Данила явились к психушке и обнаружили там Гонзалеса. Ну, точнее, не в психушке – его притащили два стражника, поставившие диагноз человеку, который спьяну орет, что он лейтенант и потерял корону. Узнав, что это просто наемник, стража с большим облегчением спихнула его товарищам.
В саму больницу наемников не пустили. Вышел большой санитар, объяснил, что начальника нет, будет завтра. За плату в пять крон посмотрел в архивах имена жертв, какие нашел, подтвердил, что они тут лечились. А вот что-то еще делать отказался, заявив, что он человек принципов. То есть берет взятку только раз в день.
Снова встретившись, наемники обсудили все, что узнали. Был уже вечер, так что команда решила вернуться в гостиницу, а с утра продолжить. Обратный путь пролегал мимо моря и водостоков… и очень хорошо, что у Фельсира нет проблем с восприятием. Потому как он вовремя успел заметить чужую белесую лапу и отпрыгнуть в сторону. А на изумленных наемников вылезла компания из пяти белых гаторменов. Вы же помните, что второй контракт касался людей, которых похищают и едят? Вот так контракт пришел сам.
Справиться с пятью крокодилами оказалось не так сложно, хотя аргус Данилы активно не желал с ними общаться, а остальным приходилось маневрировать: гатормены с чарджа кусаются довольно чувствительно. К счастью, совместная работа снова превозмогла.
Заглянув в водостоки, Гонзалес увидел, что там исчезает еще один белый хвост – следовательно, гатормены еще не кончились. А значит, и работа еще не закончена. Вывод? Лезем вниз. Ливи хотели отправить в гостиницу, она воспротивилась. Отправить ее в компании с аргусом Кельтас тем более не хотел, потому что двухголовый пес пока уважает одного Данилу.
Словом, компания спустилась в полном составе, и, полагаясь на чувства и логику, начала плутать в тоннелях. Пару раз попадались и ловушки, примитивные, но действенные. И наконец компании удалось добраться до цели – крупного подземного помещения, выглянуть…
А там гатормены числом где-то девять штук. И один особо здоровенный. А еще – несколько чешуйчатых малышей.
Вот увидев их, Кельтас отказался от идеи прямого нападения, и, прекрасно сознавая опасность, вышел на переговоры. Вести их надо было с самым крупным, вернее, крупной – это оказалась самка.
Из краткой беседы сквозь шипение и ломаную грамматику стало ясно следующее: это племя из подземелий Корвиса, и их оттуда увезли против воли. Увез пират, труп которого гатормама может предъявить. Да, на людей они нападали – так в этом городе все друг друга убивают. Жить им тут не нравится, но выбор будто есть?
Есть, оказывается. Потому что Кельтас для собственного пользования купил карту Пяти Пальцев и окрестностей, и готов поделиться взамен на уход гаторменов из города.
(На фоне этого оказалось, что у них равное отношение к детям. Как раз в этот момент Кельтас понял, что Ливи незаметно смылась из-под присмотра Гонзалеса и стоит рядом, наблюдая с любопытством).
Команда с молчаливым офигением наблюдала за тем, как Кельтас идет к собеседнице и отдает ей карту. Учитывая, что гатормама была выше арканиста больше чем на полметра, а остальные были размером с Котори, Кельтас чувствовал себя очень неуютно.
У него потребовали имя. Арканист автоматически назвался Торнвудом, гатормама зашипела и потребовала настоящее. Пришлось назвать, и Кельтасу обещали, что если это ловушка – то ему уготовано проклятие.
После долгого шипящего обсуждения племя ушло, оставив одного малыша – была сломана лапа, так что взять с собой бы не получилось. Шансы выжить и вырасти у него были, однако группа в лице Риманн, Котори и Фельсира решила его приютить и подлечить. Посмотрим, что из этого получится.
Мертвых гаторменов отвезли в качестве доказательства исполнения контракта. И продолжение расследования точно отнесли на завтра, сегодня уже хватало переживаний.

А вот на следующий день вышло недоразумение. Кельтас решил отправиться в психбольницу один, попросил не сопровождать. Для чего: он хотел приманить Альгеро и его помощников и поговорить с ним. Что хотел сделать: объяснить, чтобы с ним никто не шел, держались поодаль. Что получилось: никто, кроме Джованни, и в самом деле не пошел.
Да, Кельтас хотел поговорить. К его несчастью, охотники об этом не знали, поэтому сперва в арканиста прилетела парализующая пуля. А затем из переулка выскочил здоровенный троллькин, закинул на плечо и побежал, по пути вколов пленнику снотворное. Незадача.
Джованни последовал за ним, здраво рассудив, что Кельтаса доставят туда, где обосновались охотники. Но через пару минут он прикинул направление и с ужасом осознал, что троллькин бежит в порт. То есть командир имеет все шансы прийти в себя уже в море. Этого допускать было нельзя, так что Джованни достал нож и провел чардж в спину охотнику.
…почему не воспользовался арбалетом – не знаю. Но троллькин, получив сильный удар, однако не погиб. Он удивился, остановился и дал Джованни по уху, отправив его в нокаут.
И именно в это время, точнее, несколькими секундами раньше, к этому месту подошел Толиол. Иосанин окончательно собрал свой огнемет и искал для него топливо. Увы, вот огнеопасность – это одна из немногих вещей, к которым в Пяти Пальцах относятся очень серьезно, и поджог находится среди немногих преступлений, после которых от судей не откупишься. Так что топливо нашлось лишь на зашедшем в порт корабле из Протектората, но там эльфа учтиво отправили подальше. Вопросами синтеза Толиол тоже задавался, появились чудовищные замыслы.
Словом, Толиол был не в настроении. А увидев, как похищают капитана, тем более обиделся. Выстрел из ружья и брошенное заклинание, однако, троллькина не убили, и Толиолу пришлось гнаться за ним, кидаясь чарами и размахивая ружьем. Где-то позади плелся слегка пришедший в себя Джованни.
Охотникам снова не повезло: может, троллькин бы и убежал (неясно), но навстречу ему вышли бандиты. Причем не просто бандиты, а Разбойники Полсоновой улицы, зашедшие к собратьям по покровительству капитана Килбрайда. И Кельтаса они узнали, и резко вспомнили, что он к ним не зашел, а значит – он им должен.
Оказавшись меж двух огней, троллькин глянул в сторону крыш, что-то там увидел, аккуратно бросил Кельтасом в Разбойников и смотался в переулок. Отобрать командира у недовольных бандитов оказалось на удивление просто: Толиол достал две гранаты и демонстративно приготовился выдергивать чеки, наступая на банду. Та благоразумно решила, что с остроухими психами лучше не связываться. Вот такая вот социалка с взрывчаткой.
Приведенный в себя Кельтас был очень недоволен, но не отступился от своих намерений. До психбольницы он таки добрался, по пути присоединились Ливи и наблюдавший за лечебницей Фельсир. На этот раз побеседовать с главврачом удалось, а вот директор отсутствовал, находился в своем доме за городом.
Врач был энтузиастом своего дела, жизнью за пределами больницы почти не интересовался, и вообще представлял собой смесь наивности и профессионализма. Он охотно рассказал о пациентах, отмел идею о том, что следы ведут в лечебницу. Тут сплошные честные люди, даже один аристократ работал. Есть ли здесь хирурги? Есть. Доктор Джонсон на месте, Габриэль ди Маро – тот самый аристократ – увы, уволился несколько месяцев назад. Были ли однорукие пациенты? Да один лишь. Кто недавно выписан? А вот эта пара человек, бедняк и сын богатой семьи.
Кельтас отправил Фельсира и Толиола в архив, послал за остальными, сам наведался к Джонсону. Хирург оказался приверженцем абсолютного порядка и еще менее разговорчивым, чем Фельсир. Собственно, в течение всего дня от него лишь пару раз услышали фразу из двух слов. Кельтас попросил о консультации – осмотреть труп последней жертвы, за взятку его принесли из морга стражи. Джонсон сделал вывод: убийца, возможно, придерживался теории о том, что безумие вызывается духами, селящимися в конкретной части мозга. Сам он эту теорию считает неверной.
Тем временем эльфы в архиве выяснили адреса, но вот адреса ди Маро не нашли. Тщательно приглядевшись, поняли, что
Кельтаса врач насторожил. Так что он раздал новые команды, Гонзалеса отправил под окна, а сам добыл себе и Ливи халаты и принялся следить за Джонсоном. Ливи заодно осмотрела больницу и потрясенно сообщила, что тут есть человек, воображающий себя призраком руки короля Винтера.
Фельсир и Данила наведались к пациенту-бедняку. И, надо сказать, от общения с ним эльф чуть сам умом не тронулся, потому что его приветствовали фразой: «Здравствуй, волк из белой пущи. А почему ты фиолетовый? Должен же быть оранжевый». Весь дальнейший разговор проходил в том же ключе.
– Вы Джон?
– Да, так меня знают все осьминоги.

– Вам грозит опасность.
– Не может быть. Я никогда не выхожу на улицу, не обвязав шею стихами.
И так далее. Логика эльфа-сыщика трещала по швам.
Доктора Джонсона караулили до семи вечера, после чего он ушел домой. Наемники прокрались следом и стали свидетелями того, как врач ужинает, а потом садится читать. У Кельтаса закралось подозрение, что они будут ждать странных поступков до посинения, но тут наемников отвлек гоббер с ремесленной сумкой и вопросом «А что это вы тут делаете, а?»
Нет, не дом грабим (да, гоббер об этом заинтересованно спросил). Но… а вот что, а узнай, где дом ди Маро в течение часа – мы заплатим. Гоббер озадачился, но поручение выполнил и узнал.
К дому ди Маро подобрались тем же составом: Кельтас-Гонзалес-Ливи. Девочка вскрыла окно, капитан проник внутрь. Дом оказался темным и полностью пустым, со множеством шкафов. Одежда там была без следов крови, чем-то странна, но вот чем – неясно. Порыскав по комнатам и наткнувшись на кабинет с письменным столом, Кельтас увидел на стене у шкафа ключ и хотел его взять.
…стенная панель отворилась и наемнику вломили чем-то большим и металлическим. Ливи пальнула мимо командира, но не попала. Панель закрылась. Кельтас заклинанием вышиб панель, узрел спуск вниз. Примчался Гонзалес с пистолетами наготове.
Они уже хотели преследовать, но Ливи резонно подсказала: а неплохо бы полным составом туда лезть. Вот ее и отправили собирать компанию, сами пока спустились.
Узрели коридор – вроде без ловушек – со стальной дверью в конце. И отверстиями в стене, через которые ди Маро с пришельцами пообщался. Он был ироничен и вежлив, не поддавался на провокации и предложил пройти к нему для общения. Вот как сможете, так и проходите.
В ожидании товарищей Кельтас и Гонзалес пытались раздолбать дверь заклинаниями и волшебными пулями. Не вышло. Пришел Данила и вскрыл дверь легким движением руки. Котори одел паровую броню и наемники вошли.
А вот дальше команда думала очень много матерного про ди Маро. Наемникам пришлось преодолеть три комнаты, и в каждой повторялся сценарий: Габриэль рассказывает немного о себе, а потом активирует ловушки на тему этого зала.
Вкратце история выглядела так: Габриэль был из богатой семьи, отец – врач, так что ди Маро-младший тоже стал доктором. Потом наемничал в войсках Сигнара, на войне был серьезно ранен, там же заинтересовался вопросами безумия и ломки человеческой психики. Ставил свои эксперименты, семье пришлось его отмазать от правосудия. Вернувшись в Орд, начал работать в психушке, ставить опыты, не нашедшие понимания у директора. Но он уже раскрыл тайну – да, во всем виновата одержимость. Эту идею ему подкинул случайно встреченный человек с абсолютно блестящим умом.
…вот тут наемников закололо дежавю, и пара вопросов позволила понять: ну да, речь идет о все том же неуловимом господине К. Описание точно подходит.
Ну а теперь Габриэль экспериментирует и не даст никому сорвать проект излечения человечества.
Это была история. Ловушки же… В первом зале в наемников летали здоровенные грузы, хотя преодолеть удалось без потерь, в частности потому, что Данила очень быстро вскрыл дверь на выход. Во втором зале оказалось похуже – из пола появлялись рычаги с вращающимися пилами. Выход же был расположен в полу. Люк Данила тоже вскрыл, но спуск оказался усажен лезвиями, так что пробираться надо осторожно.
Ливи там порезалась. Котори предложил – а пусть я просто спрыгну и обломаю все лезвия. И спрыгнул, обламывая. А не застрянет ли?
…а застрял. Незадача.
(Надо сказать, когда подняли вопрос застревания, я сказал: кидаю д6. Выпадет шестерка – Котори застрял. Угадайте результат броска…)
Пропихивать как-то надо, но как? Потому как Котори же еще и самый сильный. И тут Гонзалес предложил мысль внешне безумную, но на деле очень даже рабочую: он стреляет в Котори двумя пулями с громовым заклинанием. Почему рабочая? Потому что даже если он нанесет на каждом выстреле максимальный урон, троллькин потеряет только два хита (спасибо бонусу от ярости за раненого товарища). А громовые выстрелы цель отбрасывают по прямой.
Выстрелил. Пропихнул.
Третий зал оказался комнатой огня, и из пола постоянно вздымались пламенные фонтаны. Но, похоже, Менот отвлекся от битвы с Червем и веско сказал «Фиг тебе во имя Меня». Потому что единственные, кто оказывался близко к огню – Толиол и Котори, чьи доспехи дают иммунитет как раз к этой стихии.
Тут выход был в потолке – тоннель под углом. Забраться не проблема – Котори подсадит. А вот самого троллькина как затащить? Гонзалес повторил тот же маневр, только стрелял снизу. Не знаю, что бы было, не добрось стрелок троллькина – тот бы наверняка упал обратно на Гонзалеса. Но он добросил.
И вот тут уже оказался зал ди Маро. А точнее – кучи шкафов, из которых Габриэль появляется, стреляет или бьет. А еще каждый раунд в зале активируется какая-то ловушка.
(А еще Габриэль кинул максимум на инициативу и вышла у него инициатива 35. Для сравнения – у ловких Данилы и Ливи было на десятку меньше).
Наемники мигом нашли верную стратегию и принялись крушить шкафы заклятиями и оружием. Но без проблем все равно не обошлось, потому что Толиол отхватил от высунувшегося маньяка и ушел в ноль. Прокинул по таблице исключительно удачно – всего лишь контузия. А Фельсир его тут же и привел в чувство.
Однако буквально в следующем раунде Фельсиру снова пришлось работать полевым медиком. Кельтас очень неудачно столкнулся со стрелковой ловушкой и оказался на грани смерти, а точнее – практически потерял левую руку. Фельсир командира стабилизировал, но из боя Кельтас вышел.
Ди Маро в конце концов появился сам и выглядел он вот так. Ну ясно, как его ранило на войне, и чем он убивал людей. И со странностью одежды тоже ясно.
В ближнем бою Габриэль был очень опасен, тем более, что он предусмотрительно появился подальше от Данилы и Котори. Но нарвался на стрелка-берсеркера, а точнее, на разъяренного Гонзалеса, который что попадание, что урон прокинул с совершенно запредельными значениями. И сумел его увести в ноль; помня о награде, наемники, скрипя зубами, стабилизировали маньяка.
Бой закончился, Данила вскрыл комнату рядом и обнаружил там записи и какую-то явно магическую штуковину. Записи забрал, к штуковине позвал Толиола. Эльф по результатам осмотра сделал выводы: это похоже на аркнод (модуль для джеков, позволяющий им передавать заклинания варкастера). Но что-то в нем странное, помимо общей хрупкости, явно не на джека делался. А вот что?
Толиол попытался разобрать, и живо вспомнил Ланеля и его алтарь. Потому что да, «аркнод» тоже начал пульсировать и светиться. Все быстро смотались, расплавляющий взрыв снес кучу всего.
Но теперь Коготь был в руках наемников, и Джованни его с удовольствием попинал. Можно сдавать закону и получать награду… а потом отдыхать, потому что капитану нужно восстановиться. А новая рука у него будет, Йориса и Толиол уже сели делать.

@темы: Iron Kingdoms, Дети Имморена, Игровые отчеты, Игры живые

URL
Комментарии
2017-02-16 в 21:07 

Дариона
Добрейшей души ДК (с)
Вот это приключение =)

2017-02-16 в 21:08 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Ну да, группе было весело...)

URL
2017-02-16 в 21:59 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Погуляли на отлично)

А белые гатормены чем-то от обычных отличаются?

Шансы выжить и вырасти у него были, однако группа в лице Риманн, Котори и Фельсира решила его приютить и подлечить.

Построение фразы напоминает "Будем лечить или пусть живёт?":-D

Интересно, а дизайн руки маньяка случайно не напоминает работы другого творческого человека и учёного, только из Сигнара?

2017-02-16 в 22:06 

Больше убило то что потом началось в чате,когода было озвучено о потери руки Кепа... Такой попытки сводничества еще никто не видел

URL
2017-02-16 в 22:09 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
alaknog
А белые гатормены чем-то от обычных отличаются?
Цветом и светочувствительностью. У них отдельная своя история.

Интересно, а дизайн руки маньяка случайно не напоминает работы другого творческого человека и учёного, только из Сигнара?
В меньшей степени) Руку себе Ланель все же сам делал, такие вещи всегда отличаются.

Такой попытки сводничества еще никто не видел
Ну, это уже за пределами отчета. И я физически не могу уследить за всем этим эпическим полилогом.)

URL
2017-02-16 в 22:11 

Ну да. Эпичнее всего было желание нашей эльфийки притащить кепу 15 шлюх... Я плачу

URL
2017-02-16 в 23:20 

aesmadeva
PG-13, Вект, PG-нахрен-13! Прекрати говорить! Прекрати разговаривать! ПРЕКРАТИ ИЗДАВАТЬ ЗВУКИ!
Ну да. Эпичнее всего было желание нашей эльфийки притащить кепу 15 шлюх... Я плачу
Не надо гнусных инсинуаций! Эльфийка хотела притащить всего 10, еще 5 оплатил Гонзалес.

2017-02-16 в 23:56 

Lee Xantori
Чтоб дело мастера боялось, он знает много страшных слов ©
Угу, и ещё тот самый момент, когда остальная партия присоединилась к Кельтасу и ко:
Риманн, яростно: Еретик!
Голос пока ещё невидимого гада: ...так, леди, а вы какой веры?
Гонзалес, пафосно: Она любит огонь!
Голос: А. Да, еретик.

2017-02-17 в 00:19 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Я на этом моменте вспомнил общение с "не тем капелланом")

URL
   

Terra Draconica

главная