02:21 

Охотник на магов

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Пребывание в столице началось с того, что всех пассажиров поезда допрашивала стража, а потом явились и газетчики. К счастью, вот тут команду прикрыла Триша, активно давившая на власти авторитетом своей семьи (несмотря на то, что это сигнарская знать, вес у нее очень даже имеется). Так что команду допросили, но ни в чем не подозревали.
Пока что все разместились в гостинице. Неплохая, недорогая, единственный недостаток – здесь по соседству нечто строят и джеки периодически днем ревут и шумят. Но увы, это уже не вина хозяина.
Заодно снова прочитали газетную статью о таинственном убийце, оставляющем у трупов зеленый лист с алым оком. Похоже, он теперь добрался и до Мерина, и газета гневно вопрошала – куда смотрят стража и власти? Погибло уже несколько магов из хороших семей.
А пока надо наводить справки и искать Далтона. Первичная попытка что-то узнать вывела на интересную личность – алхимика Фиринна Ришаэля, едва ли не единственного иосанина в Мерине. Который очень тесно работает с местными магами и алхимиками, вдруг что знает такая экзотическая личность.
Кельтас резонно рассудил, что с иосанами лучше говорить иосанам, и отправил к Ришаэлю трех командных эльфов, на всякий случай придав им Котори. Забегая вперед – очень правильно сделал.
На группу смотрели во все глаза, иосане в Орде редкость, иосане в компании троллькина с тележкой – тем более. Но подходить никто не решился.
Придя к дому Ришаэля, наемники сперва озадачились тишиной в оном доме. Толкнули дверь – не заперта. С нехорошими предчувствиями вошли внутрь.
Правильно, нехорошие. Хозяин был мертв, убит ударом чего-то острого. Его же кровью на стене было написано «Nyfylssar», иосанское слово, способное в зависимости от контекста означать «предатель», «отступник» и «еретик». А Фельсир заметил, что под столом умирающий из последних сил сумел начертать слово «Малв…»
Алхимическая лаборатория же была уничтожена. И явно не в порыве злости: Фельсир, осмотревшись, пришел к выводу, что здесь действовали методично и хладнокровно. Все колбы и оборудование тщательно искрошены молотком, все реактивы и смеси – разлиты прочь так, чтобы не восстановить. В печи горела книга в толстом переплете; как показали сохранившиеся страницы, это записи о заказах. Вот только сохранились лишь довольно давние, в частности, несколько месяцев назад кто-то заказал Ришаэлю аж три литра алхимического огня и немного кислоты.
И в процессе обсуждения пришла стража. Ее, как потом оказалось, вызвали соседи, увидев, что в дом алхимика зашла подозрительная компания.
А навстречу страже вышел Котори. И если кто ожидал, что сейчас начнется мордобой… то этот кто-то ошибался. Потому что троллькин произнес убедительную речь, объясняя стражам порядка, что гости тут ни при чем, и им даже нечем убивать было, и вообще, готовы сотрудничать.
Стража немного опешила, выдворила всех из дома и отправилась изучать место преступления. Попутно из тележки вылез Собек, вернее – стражники заметили шевеление. Последовал диалог.
Стражник: Это еще что?
Котори: Мой сын.
Пауза. Стражник переводит взгляд с белого гаторменчика на синего троллькина и обратно.
Котори: Приемный. И у меня разрешение есть!
Показывает бумагу, организованную в Пяти Пальцах. Стражник решает не останавливать мысли на этом вопросе.
В целом стража не записала наемников в подозреваемые, но все равно эти личности вызвали у них вопросы. Поэтому их пригласили в участок как свидетелей для показаний.
…и там у Толиола нашли кучу гранат и кнут сатиксис. У Йорисы – рога сатиксис, кнут и ритуальный кинжал. Котори выглядел криминальным троллькином. Один Фельсир казался совершенно нормальным и законопослушным, однако в такой компании именно это и настораживало.
В результате их начали нудно допрашивать. Правда, уточнили, где наемники остановились, отправили одного стражника до выяснения. Тот явился, увидел Риманн, задал пару вопросов и пояснил, где ее товарищи. Рыцарь аж побледнела и решительно двинулась со стражником в участок.
А пока команда общалась с алхимиком, Кельтас нанес визит Трише – в лучшем костюме, отягощенный подарками от команды и лично от себя. Леди приняла его в компании телохранителя и служанки, очень приятно и мило побеседовали, и договорились о последующих встречах. В Кельтасе взыграло авантюрно-романтичное настроение и он запиской предложил встретиться в ночное время – нет, просто для прогулки. Судя по искрящимся глазам Триши, ей понравилось.
Так что обратно в гостиницу Кельтас шел в совершенно солнечном настроении. Не застав никого, он слегка удивился, спросил у Данилы. Хадорец честно ответил, что остальные не возвращались, но пришел стражник, о чем-то говорил с Риманн, и они быстр ушли.
Хорошее настроение мигом испортилось. Кельтас потребовал взять аргуса и идти по следу, потому что куда именно пошла Риманн, Данила не знал.
Тем временем команду продолжать терзать вопросами. Но все это внезапно прервалось, когда в комнату впорхнула невысокая округлая дама, державшаяся очень приветливо и легкомысленно. В чем дело? Ну как же, она постоянная клиентка погибшего алхимика, всегда у него заказывала духи, а тут такая вот неприятность, его убили, что же это делается такое? А это вот те, кто свидетели? О, какие интересные господа. О, а может, они помогут?
Стражник слушал с тоскливым видом, потому что дама оказалась леди Аделиной Каннинг, и ее племянница – кузина жены начальника стражи Мерина. В общем, лучше не спорить.
Команда (включая пришедшую Риманн) опомниться не успела, как обрела контракт на поиски убийцы Ришаэля. Фельсиру дама не понравилась, но он так и не смог понять, почему.
В итоге наемников отпустили. Но стоило им выйти, как на них налетела… иосанка. Причем явно знакомая Толиолу, с которым она моментально начала браниться. Оторопевшая команда с изумлением поняла, что это родственники. Ну да, это сестра Толиола Атиль, которая никак не могла отыскать брата и по этому поводу очень раздражена. А у нее к нему важнейшее дело.
И вот уже на фоне этой беседы подошли Данила, аргус и Кельтас. Капитан был не в духе, и буквально через миг вскипел еще больше. Толиол высказался в человеческом стиле о том, что сделает капитан с командой, когда придет, а Атиль взяла и поняла это буквально. И начала осторожно уточнять про отношения Кельтаса и Толиола.
Нет, все кончилось хорошо, несмотря на то, что Толиол в кои-то веки почти испугался, что его убьют прямо здесь. Но когда все успокоились, и капитан вник в свежий контракт, настало время работы.
Кстати, вы обратили внимание, что произошла уже куча безобразий, а Ливии поблизости нет? Верно, команда тоже с опозданием поняла. Все эти дни девочка сновала по городу с очень деловитым видом и отмахивалась от вопросов. Даже Атиль ее внимание надолго не задержала.
Команда получила справку от стражи и снова наведалась на место преступления. Фельсир пошел вперед, тщательно все осмотрел и сделал выводы – удар нанесен профессионально и с близкого расстояния, убит Ришаэль ночью, не раньше. Слово на стене – либо иосанин писал, либо кто-то, желающий бросить тень на иосанина.
И вот тут Атиль припомнила странную вещь: на улицах Мерина она видела явно иосанскую фигуру. Сегодня, когда искала брата. Поначалу не обратила внимания, но теперь-то она знает, что эльфов тут нет. И это явно не эльф из данной группы.
Так.
Решили разделиться. Проще всего пришлось Атиль и Йорисе, те просто забрали и переправили в гостиницу джек Атиль. Угу, она тоже меканик.
Фельсир и Толиол отправились к леди Каннинг, желая узнать подробности. Не узнали, у дамы были гости. Толиол остался покараулить – не появится ли кто подозрительный? Караулил, но его гоняли слуги дома и местная стража, у которых остроухая личность не вызывала никакого доверия.
Данила и Котори вместе с аргусом проследили след из тонких запахов алхимических смесей, но, когда след начал уходить к реке, поняли, что это уже бесполезно.
Риманн и Кельтас двинулись по направлению, которое запомнила Атиль, дабы отыскать или попробовать отыскать иосанина. И им удалось! Эту фигуру запомнили, и указали, куда он пошел.
Так что нашли гостиницу, и убедили портье, что расследование серьезно. Он поначалу сомневался, однако взгляд Кельтаса упал на страницы книги записи жильцов и он увидел среди свежих имен одно – «Мередель Малвисс».
Только вот странным было то, что Малвисс въехал буквально этим утром. Но это единственный след, и его надо было проверить. Так что Кельтас остался, но послал Риманн за Данилой, иначе в комнату не проникнуть.
…почему-то с Данилой пришли все эльфы. Кельтас только вздохнул.
Проникнуть в номер Малвисса через окно оказалось несложно. Но вот ничего особенного не нашлось – просто дорожные вещи путешественника. Единственным необычным оказался медальон в виде металлического листа с незнакомым символом и книга на очень архаичном иосанском.
(Тут стоит учесть, что Кельтас иосанский знает, но ряд нюансов, которые легко понимают носители языка, ему, конечно, уловить сложно. Не говоря уже об архаике).
А вот иосане легко поняли, что это такое. Книга – сборник молитв богине Скире. Медальон – символ ее служителя. Не просто верующего, а именно священника. Вот что он тут делает-то?
Вещи вернули обратно в комнату, Данила еще бурчал, потому что он уже успел запереть окно снова, и что это за эксплуатация. А теперь надо подождать.
Риманн и Кельтас остались на улице. А вот четверо эльфов зашли внутрь и решили подождать. Чем изрядно напугали портье, представления не имевшего о связи иосан с Кельтасом. Похоже, он ожидал как минимум разборок мафии.
Ждать пришлось долго; уже стемнело, когда незнакомый иосанин действительно пришел в гостиницу. Его моментально встретили четыре сородича и Кельтас, что Малвисса серьезно удивило. Но после пары фраз он все же согласился поговорить.
И объяснение того, почему вообще такие гости, Малвисса резко подкосило. Он и так, как можно было заметить, изрядного возраста даже для эльфа, а новости ударили его очень сильно. Вероятно, потому он начал говорить о человеке то, чего не стал бы в ином случае.
Тут, кстати, была дискуссия у игроков, что ему дают сказать, что нет, так как эльфы эти вещи скрывают. Однако с объективной точки зрения дело обстояло так:
Мередель не имеет никакого отношения к убийству. Но он знает, кто его совершил – Тален Малвисс, охотник на магов, член Воздаяния Скиры. И сын Меределя.
Он сражался в рамках своей ячейки, но постепенно начал слышать голос – вероятно, богини. Сам считал, что именно так; откололся от Воздаяния, убивал согласно указаниям Скиры. И постепенно – как заявлял – выработал в себе умение чувствовать еще не проснувшийся дар и даже потенциал в крови.
Мередель искренне считает, что это безумие, и он отправился в погоню за сыном. Встретился с еще одним охотником, который объяснил, что Тален, по его словам, должен «уничтожить искажение». Увы, догнал только сейчас, когда Тален начал убивать даже сородичей, которых посчитал предателями. Но он все еще надеется отговорить и убедить.
Далеко не все из этого рассказа стало доступно Кельтасу, но он понял основное: в Мерине действует эльф-убийца. Где? Пойди пойми. Однако, сопоставив ряд деталей и пояснений Меределя, группа вычислила, что самое вероятное место – это Нижнеречный район, где хаотичная архитектура гобберов, и легко перемещаться по крышам. А еще там рядом район складов, где тоже можно обосноваться.
Ловить решили на живца в лице Кельтаса. Тут ему было о чем подумать, потому что Мередель обмолвился, что Толиол не подойдет.
Компания наведалась в гостиницу, вытащила оттуда Котори. Йориса, напротив, осталась разбираться с джеками. Ливии, к удивлению Кельтаса, опять отсутствовала, оставив записку, что пошла забирать неясно какой заказ. Гм. Что происходит?
Но в любом случае, группа выдвинулась. Кельтас в виде мага с телохранителем-троллькином, остальные – скрытно позади.
…и вы знаете, когда из всей команды скрытность успешно кидают только вор и бронированный рыцарь, а изящные эльфы дружно проваливают – это интересное зрелище.
Тален, однако, атаковал. Сперва алхимической склянкой, распылившей защитное заклинание Кельтаса. Потом – арбалетным болтом. И тут же отступил, но его уже углядел Фельсир и началась погоня, уводившая в складской район и переполошившая гобберов.
На складе же, в темном здании, ожидали сюрпризы. Мередель ворвался первым и попытался как-то убедить сына, но тот не отказался от своей точки зрения. Хотя голос охотника и дрогнул, когда он молил отца не мешать, не становиться у него на пути.
Избежать схватки не удалось. И очень хорошо, что некоторое сопротивление успешно прокидывали, потому что у Малвисса-младшего нашлась куча алхимических гранат, запасенная против опасных врагов и особенно магов. Вдобавок он оказался очень быстр, и, сообразив, что преимущество не на его стороне – исчез в ночи. И где искать?
И вот тут до Толиола дошло. Тален в кратком разговоре снова несколько раз помянул «искажение», и употребил конкретное иосанское слово. Перебрав в голове смыслы, Толиол внезапно понял, что один из вариантов передачи его по-сигнарски – это «твист».
Слово, которое может быть и фамилией.
Слово, которое и является фамилией Ливии.
Кельтас аж побелел, когда Толиол это озвучил. А Мередель тихо и обреченно сказал, что Тален – охотник, и если он знает свою цель, то будет ждать ее именно там, куда она точно придет.
Все рванулись на улицу. Тут неожиданно наемникам повезло, потому что рядом случился Гонзалес, до этого пивший с гобберами, услышавший шум и опознавший команду по описанию. Он видел Талена в темноте, но, конечно, понятия не имел, кто это. А направление его движения подтверждало слова Меределя.
Далее был отчаянный бег по городу к гостинице. Рядом с ней гудели джеки – видимо, сегодня строители не успели до темноты все закончить. На кухне почему-то горел свет. И уже ворвавшись внутрь, наемники услышали крик с той самой кухни.
Они вломились и туда, увидели опрокинутый стол, раздавленный пирог и Талена, направляющего арбалет на прижавшуюся к стене Ливии. Но в тот момент, когда эльф был готов нажать на спуск, девочка выкрикнула «Нет!»
И Толиол ощутил своим магическим чутьем резкий всплеск.
И тонкая стена кухни с грохотом разлетелась, потому что сквозь нее проломился рабочий джек, который вклинился между Ливии и Таленом, заслоняя девочку, заставляя эльфа отпрыгнуть.
И на краткий миг опешили все. Потому что истолковать это неверно было никак нельзя.
Пробуждение дара варкастера, самый что ни на есть классический вариант.
Но охотник на магов никуда не делся, и вот с ним надо было разобраться. И, надо сказать, тут дайсы оказались в точности солидарны с персонажем: Кельтас ходил вторым после Талена, и остальные даже не успели сделать ход – с такой яростью и так успешно арканист всадил в эльфа пару боевых заклинаний.
Сразу после этого он кинулся к Ливии – успокаивать ее. Очень быстро из пары фраз выяснилось, что с ней творилось в последние дни.
День рождения у нее сегодня. Она себе праздник готовила, отсюда и пирог. А получила сюрпризы совсем иного толка.
Мередель же опустился на колени рядом с сыном, негромко прося Скиру направить его душу. Потом очень усталым жестом отцепил с пояса Талена небольшой мешочек, заглянул туда, кивнул так, будто и не сомневался, и бросил наемникам со словами, что это пригодится для стражи.
Там оказались зеленые листья с алым оком.
Стража все объяснения выслушала. Тело Талена потом передала Меределю для похорон. Кельтас не участвовал, потому что весь последующий день он посвятил дню рождения для Ливии. Собственно, и другие тоже приняли участие: Фельсир дал поиграть с белочкой (да, у него есть питомец), Толиол подарил три гранаты.
Контракт леди Каннинг сдала Риманн, но сама дама попросила о встрече с Кельтасом. Тот был озадачен, но немного позже на встречу пришел.
Леди снова воплотила в себе легкомысленное обаяние и заверила, что она очень довольна, и будет рада снова сотрудничать с такими прекрасными людьми и не только. Да, может что-то найтись, давайте будем иметь друг друга в виду. Да, вы себя и так уже показали умелыми и честными людьми, во время работы в Пяти Пальцах.
Стоп. А это она откуда знает?
Леди улыбнулась, промурлыкала нечто насчет гарантий и аккуратно положила перед Кельтасом металлический диск со знаком – летучая мышь в золотом ободке короны.
Тайная полиция короля Байрда Ордийского.
Доброе утро, дамы и господа.

То, что у Ливии есть волшебный дар, я знал с самого начала. Но вот какой – я не мог решить, поэтому расписал таблицу для д20 – на четыре вида чародеев и вариант «варкастер» на 19-20. Тот бросок д20, что я запросил после битвы с друидом, относился именно к этому, и выпало тогда 19.
Почему не проявилось раньше? Потому что Ливии ни разу не оказывалась рядом с тем же Котиком в стрессовой обстановке и при этом чтобы джек был активен. С Авессаломом – была, но он каждый раз уже находился под контролем своего варкастера.

@темы: Игры живые, Игровые отчеты, Дети Имморена, Iron Kingdoms

URL
Комментарии
2017-03-26 в 09:30 

Totenhoff
Как справиться с бедою в одиночку?
Я мастер клинка и магии. Моя невеста с лёгкостью попадает из пистолета зомби в глаз. Мы никогда не ссоримся. Нам страшно.

   

Terra Draconica

главная